Начало гастрольной деятельности в 31-ом сезоне

Начался театральный сезон, а значит театр начал и свою гастрольную деятельность.

В октябре Ленинградский областной Драматический театр на Васильевском принимал участие в III Северном театральном фестивале «Современный театр – молодому зрителю. Традиции и новые практики», который проводит Академический театр драмы им. В. Савина Республики Коми (Сыктывкар). На сцене этого театра в рамках фестиваля наш театр 6 октября показал спектакль «Человек из машины», а 7 октября – «Мертвые души Гоголя». Спектакли прошли с большим успехом! Зрители в восторге и стоя благодарили артистов!

В рамках фестиваля проводились обсуждения представленных на фестивале спектаклей. Предлагаем вашему вниманию отзывы театральных критиков Павла Подкладова и Веры Сердечной о спектаклях нашего театра.

Павел Подкладов

МЕРТВЫЕ И ЖИВЫЕ

В Сыктывкаре, где проходит Третий Северный театральный фестиваль, продолжается "питерская экспансия". Вчера Театр на Васильевском показал неожиданный спектакль "Мертвые души Гоголя", поставленный молодым режиссером Денисом Хуснияровым по пьесе Аси Волошиной. Осмыслить и, тем более, адекватно оценить спектакль в целом пока не получается, он на редкость многогранен, странен и амбивалентен.

Почитатель литературных и театральных традиций не найдет в этом мистико- фантастическом действе вошедших в нашу плоть и кровь образов помещиков и забавного путешествия Павла Ивановича в их деревни в поисках мертвых душ. Здесь все не так, тут смешались стёб, гротеск, глубокие философские размышления о природе человека, о судьбе России, о театре, о злободневных проблемах нашего нынешнего существования.

Спектакль вызвал невольные ассоциации с любимым андреевским памятником на Никитском бульваре в Москве: если подойти к нему с одной стороны, то Гоголь предстает перед тобой саркастическим, язвительным и насмешливым, а если с другой - печальным, трагическим и обречённым. Таков и спектакль Дениса Хусниярова - колючий, взрывной, едкий и, при этом, тонкий, трепетный, безысходный, ставящий перед нами зеркало, "чтоб мы себя увидели насквозь". Поразив абсолютно "капустным", прикольным действом в первой части, во второй режиссер вместе с блистательными артистами окунает нас в страшную фантасмагорию из трёх "снов разума" Чичикова, рождающих почти гойевских чудовищ российского чиновничьего мира.

Павел Иванович Чичиков здесь необычен и непривычен. Это грустноватый, интеллигентный человек, которого дернул черт пуститься во все тяжкие и попасть в бесовскую круговерть российской действительности. Единственный луч света в этой почти преисподней - душа Гоголя, воплощённая в образе красивой, грустной и трепетной женщины в белом фраке и в усах, которая согревает душу и не позволяет отчаянию сковать твое сердце. Но главное в пронзительном питерском действе состоит в том, что мертвым бесовским душам, населяющим наш безумный мир, противопоставляются по-настоящему живые души каретника Михеева или Степана Пробки, который "... все губернии исходил с топором за поясом и сапогами на плечах, съедал на грош хлеба да на два сушеной рыбы, а в мошне, чай, притаскивал всякий раз домой целковиков по сту, а может, и государственную зашивал в холстяные штаны или затыкал в сапог..." Именно эти "живые души" в финале с теплотой и даже с любовью поминает уже оказавшийся в ином мире Павел Иванович, одетый то ли в исподнее, то ли в саван...

Увы, в коротком посте нет возможности перечислить всех замечательных актеров, ставших как мне кажется, не только единомышленниками, но сотворцами и единодушниками молодого драматурга и столь же молодого, немного застенчивого режиссера, и поклонившихся своим странным, поворачивающим глаза зрачками в душу спектаклем великому, всегда актуальному Гоголю. Надеюсь, однако, что позже представится возможность написать об этих "Мертвых душах" более подробно.

Вера Сердечная

ДВА СПЕКТАКЛЯ ПИТЕРСКОГО ТЕАТРА НА ВАСИЛЬЕВСКОМ

Очередная победа новой драмы: Руслан Нанава поставил спектакль "Человек из машины" по пьесе Марии Зелинской "Хуманитас инжиниринг". Камерный спектакль на троих показали на большой зал, однако потерь смысла не произошло. Лаконичный, графичный, монохромный спектакль со сдержанными и точно отмеренными средствами: формы, свет, звук как будто уводят нас в виртуальное пространство. Лаконичны и актерские работы, так или иначе посвященные балансу между человеческим и машинным: живая, яркая Лера (Светлана Смрнова-Марцинкевич); брутальный и угловатый в общении Артур (Никита Чеканов); выразительная, трагичная женщина-робот (Анна Захарова). Главным оказался не финальный твист, а мысль о роботизации мира.

Денис Хуснияров поставил "Мертвые души Гоголя". Интертекстуально (текст Аси Волошиной), метатеатрально (художник Александр Мохов), постиронично. Драматург и режиссер разбирают поэму Гоголя, в процессе разламывая хрестоматийный глянец: здесь и блондинка-душа Гоголя, и поющие помещики, и стильная интеллектуалка-конферансье с цитатами гоголеведов. Первый, почти невыносимый акт, где помещики с Чичиковым представляют полуоперный секстет, подготавливает зрителя к откровениям второго акта: о геронтократии и недостижимости "пенсионного капитала", но главное - о том, что и Чичиков - такой, как мы. Мелкий бес, черт, опереточный плут, удивительное ничто постепенно превращается в малого предпринимателя, претерпевающего гонения от чиновников, просто в страдающего человека: неожиданная, точно сделанная работа Артема Цыпина. Много выпуклых актерских работ, которые сливаются в ансамбль, - и Душа, которая говорит в унисон с Чичиковым, может быть, напоминая, что именно выдумщики Чичиков и Хлестаков соприродны Гоголю в акте творения мира.

(По материалам обсуждения на фестивале в Сыктывкаре).