Ночное путешествие
сказка для взрослых по мотивам пьесы Вуди Аллена «Смерть» (в переводе Александра Смолянского).
Сценическая редакция А.Утеганова
Постановка
В большом городе появился маньяк, который ежедневно убивает людей. Понять его логику невозможно: жертвами становятся люди разного общественного положения, пола и возраста. Полиции не удается поймать преступника. Население объединяется в группы, которые вступили в борьбу не только с маньяком, но и между собой. Однако некоторые граждане не хотят участвовать в этой опасной игре. Однажды ночью в квартиру простого обывателя являются воинствующие активисты и вынуждают его выйти на поимку убийцы…

Продолжение этой кроваво-детективной истории – в спектакле Театра на Васильевском «Ночное путешествие» Трехкратный обладатель «Оскара», американский кинорежиссер, актер-комик, автор многочисленных рассказов и пьес Вуди Аллен заслужил признание своими остроумными комедиями с элементами абсурда и сатиры, а также психологическими драмами. На стыке этих двух жанров Аллен создал новый жанр — «интеллектуальную комедию». Аллена можно назвать поэтом Нью-Йорка, гигантского мегаполиса, в котором живет его герой — одинокий, невротичный, измученный психологическими комплексами интеллигент. Именно такой человек является главным персонажем пьесы «Смерть», сценическую редакцию которой создал режиссер Алексей Утеганов. Роль декораций в «Ночном путешествии» выполняет огромный экран, на котором разворачиваются видеоинсталляции: виды ночного города (Нью-Йорк ли это, Петербург?), загадочная подводная жизнь… Иногда эпизоды, начатые на экране, доигрываются на сцене. Автор видеоарта – Татьяна Мишина.

У занятых в спектакле артистов появилась возможность освоить уникальный жанр вудиалленовой интеллектуальной комедии.


Пресса о спектакле

Конструкции драматургического и сценического сюжетов «Ночного путешествия» выстроены по свободным от бытовой логики законам волшебной сказки, рисуя перед зрителем картину «перевернутого двоемирия», где прижизненное бытование главного героя трактуется как иллюзорное, а объективно реальны его посмертные мытарства. Пространство сцены абсолютно условно: никаких декораций, только задник — экран, на который проецируются то словно вырастающие из планшета сцены небоскребы в огнях, то красочный подводный мир, то новостные передачи какого-то фантастического телеканала, то звездное небо… Увы! По достоинству оценить сказочно-философские красоты постановки сможет лишь тот, кто достаточно внимательно «прочтет» самые первые минуты спектакля, когда видеоряд, среди прочих впечатляющих картин, продемонстрирует и отделение души героя от его спящего тела…

Обвинить режиссера в тотальной неясности высказывания значило бы погрешить против истины — эффектно сочиненной и внятно реализованной в спектакле комбинации актерской игры, видеоряда (видеомонтаж - Татьяна Мишина) и теневой пластики (пластика – Елена Коложвари). Впечатляют и те эпизоды, в которых на задник-экран проецируются тени персонажей, и те, в которых видеопроекция сочетается с тенями (четко организованные пластически, ключевые по смыслу мизансцены). Визуальная составляющая спектакля не может не напомнить о платоновских «тенях на стене пещеры». И в этом свете логично, что по мере развития сюжета доля видеоряда занимает все меньше места, вплоть до того момента, когда перед героем открывается наконец дверь в запредельное.
Цитат и аллюзий, кстати, в утегановской сказке множество, и не все они для «высоколобых». Приверженцы массовой культуры оценят красную луну из «Города грехов», гуманитарии вспомнят раннюю пьесу Набокова и узнают тургеневскую фразу, а самые продвинутые смогут услышать, что реплика, звучащая рефреном из уст Полицейского, позаимствована у А. Меня. Так в чем же причина «непонятности» режиссерского языка Утеганова? Пожалуй, в том, что каждая из его постановок становится полем битвы сценических фантазийных и ментальных философских конструкций. Зачастую побеждают последние, поэтому интеллектуальный градус спектаклей высок, но мозги зрителей, увы, не всегда способны поддержать его до тех пор, пока сценическая «картинка» сменится на более «съедобную» для глаз. Отрадно было заметить, что в «Ночном путешествии» режиссер Утеганов и философ Утеганов сыграли почти вничью. Но оценить это (повторимся) смогут лишь те неленивые и любопытные, кто в первые же минуты спектакля примет во внимание факт отделения души героя от тела. А ведь и прочие могли бы извлечь немалую духовную пользу из сказки о посмертных мытарствах и ожесточенной борьбе потусторонних сил за душу своего типичного современника. В конце концов — все там будем.
(Анна Константинова. Тени на стенах пещеры, или Все там будем . //Петербургский Театральный Журнал.№4. 2009 г. )


…Бедолага Клайнман (Артем Цыпин) всегда считал, что ночь существует для того, чтобы спать. Но именно ночью в его дом вламывается парочка идиотов, принуждающих несчастного срочно идти на поимку маньяка, угрожающего городу очередным убийством. Однако в план действий Клайнмана не посвящают. Да и чего посвящать, если ему в этой игре другими уже уготовано место самого маньяка… Однако дело повернется так, что именно ничего не ведающий герой падет очередной жертвой ночного убийцы. Благодаря Утеганову и игре актеров алленовская пьеса превращается в фейерверк насмешек, хохм и подтрунивания над человечеством, что не может не вызвать смех, правда, грустноватый.
Режиссер и на этот раз остается верен своей любви к невероятному проникновению в театр искусства кино, преподнесенного в его классическом черно-белом варианте. Герои спектакля смело «заходят» на киноэкран, где своей жизнью живет некий условный город, и так же смело покидают его в нужные моменты. Экранное полотно то являет гам подводный мир, наполненный рыбами и осьминогами, то раскрывает звездные небесные дали, на фоне которых персонажи растворяются в буквальном смысле слова. Киноперспектива дает ощущение огромного пространства вокруг, но при этом словно загоняет нас всех в аквариум, жизнь которого кем-то рассматривается под микроскопом. А иначе, чем на диковинных рыбок, на героев спектакля и смотреть нельзя: гребут себе в стоячей воде, только пузыри для важности пускают. Ни искорки здравого размышления! Жена Клайнмана Анна (Елена Мартыненко) мечтает о близкой встрече с маньяком как о спасении от обыденности, проститутка Джина (Наталья Лыжина) ведет философские разговоры, доктор (Дмитрий Евстафьев), который должен лечить людей, сам давно уже спятил… Хотя спятили, наверное, все, кроме самого Клайнмана: несут всякий бред о тайных знаках, совах ( и они тут как тут – серой шуршащей тучкой, светя глазами, «пролетают» по сцене), а сами готовы и убить, и распять кого угодно. На их фоне нормальнее всех вдруг окажется маньяк (Андрей Феськов), но долго суетиться и затевать игры по своим правилам мало кому удается. Жизнь-то наша – дело сиюминутное: пшик – и нет человека, как бы добр и логичен (прагматичен?) он ни был… Смех да и только.
(Екатерина Омецинская. За все хорошее – смерть. // ШАНС. №115 (1705). 25 сентября 2009 г. )

Продолжительность спектакля 1 ч. 40 мин.

  • Автор инсценировки и режиссер - Утеганов Алексей
  • Художник по костюмам - Шапкайц Екатерина
  • Художник по свету - Ганзбург Евгений
  • Пластика - Коложвари Мария

Премьера состоялась 17.09.2009

  •  
Спектакль Ночное путешествие в афише