Салемские колдуньи - Актерский павильон. // Коммерсантъ-СПб №240. 23.12.2009

Режиссер Анджей Бубень уточнял: его волнуют бытовые корни "охоты на ведьм", а они лежат в душевной лености человеческих индивидов, не слышащих и недостаточно любящих друг друга. Рецензировать спектакль по разъяснительным монологам режиссера — последнее дело; говорят они, как правило, одно, ставят иное. Но не в данном случае: господин Бубень сделал ровно то, что сказал. 
Индивидов предостаточно — многофигурная пьеса позволила занять добрую половину труппы. Сыграны почти все роли превосходно. Труппа за два с половиной сезона работы с режиссером Бубенем не просто расцвела, а обильно плодоносит. Фантастический Артем Цыпин в роли преподобного Пэрриса потрясает: многогранный образ включает разные ипостаси — и самовлюбленный сладострастник, дефилирующий павлином, и трусливый карьерист, но в далеком прошлом, видимо, порядочный человек. Прошлое время от времени напоминает о себе, поражая персонажа уколами совести. Колоссальный Юрий Ицков (судья Дэнфорт) — раздраженный мизантроп, увлеченный служака карательной машины, в ней одной наблюдающий совершенство. Господин Ицков умеет так прокричать какую-нибудь проходную реплику, что можно давать занавес — зал уже пробрало до печенок, и он находится в глубоком обмороке. Великолепная Наталья Кутасова буквально пропевает свою роль глупой ханжи, достигая редкого формального совершенства актерского рисунка, замечательная Татьяна Калашникова превращает маленький монолог рабыни-туземки в феерический и страстный дивертисмент, уникальный Евгений Чудаков в роли простака-фермера обескураживает стопроцентной органикой и пронзительной искренностью. Неплоха и молодежь: и Надежда Кулакова в образе несчастной запутавшейся малышки Мэри, и Светлана Щедрина (Абигайль), обнаружившая вкус и мастерство, оказавшись в отрицательной роли. Выше похвал молодая звезда петербургской сцены Елена Мартыненко. Ее Элизабет Проктор — истинная святая, исполненная сдержанного достоинства и иконописного стоицизма. Госпожа Мартыненко творит чудеса перевоплощения, ее опять не узнать.