Даниэль Штайн, переводчик - ЕСЛИ БЫ ВСЕ БЫЛИ ТАКИМИ, КАК ОТЕЦ ДАНИЭЛЬ… // konfrontacjeteatralne.blogspot.com, 12 октября 2008

Аура таинственности окутывает зрителей, входящих в зал. Мы видим шесть повешенных на крюках плащей из серого, местами протёртого холста. Они напоминают висельников из мрачных фильмов ужасов...

Спектакль основан на реальной истории еврея Даниэля Штайна, рассказанной необычным, неожиданным образом. Не только он сам поведает нам о своём опыте. Судьба этой личности в полной мере откроется лишь к концу спектакля, в основном из рассказов других героев. Каждый из них читает отрывки своей биографии, то в виде фрагментарных записей, то в виде заметок, дневников или писем. Никто не держит в руках текстов, и не создаётся впечатления цитирования или декламации. Но может ли подобный замысел удержать внимание зрителя? Может – более двух часов проходят незаметно.

Даниэль Штайн родом из южной Польши. Они с братом встречают войну ещё совсем мальчишками. Отец их во времена Первой мировой служил в австрийской армии. И, несмотря на еврейское происхождение, всегда чувствовал себя немцем. Когда судьба разлучает братьев, Даниэль вынужден скитаться. Он занимается сначала сапожным ремеслом, а затем становится переводчиком у немецкого офицера. Даниэль пытается помогать евреям, предупреждая жителей деревни о запланированном в ближайшее время расстреле. Когда его раскрывают, он сбегает и прячется сначала в стоге сена, а затем на чердаке монастыря. Там он читает о чудесном явлении Девы Марии, а затем в Новом Завете находит ответ на самый мучительный для себя вопрос: где во всем этом Бог? Он есть в каждом из нас, Бог живёт и умирает с каждым человеком! Штайн принимает решение стать священником и достигает своей цели. Он едет в Краков и поступает в кармелитский монастырь, обойдя ещё одного претендента на место в ордене – актёра местного театра Кароля Войтылу. Даниэля принимают, поскольку еврею гораздо труднее найти место в католической церкви.

Став католиком, Штайн остаётся евреем для всех, кроме государства Израиль, в который он позже переезжает. Там его не признают евреем, а в паспорте в графе национальность ставят прочерк.

Кроме партии Даниэля, в спектакле звучат голоса ещё шести персонажей. Это мать и брошенная ею в детстве дочь, наделённый работящими руками брат Штайна, женщина, оказывающая помощь людям во время войны, и двое мужчин, один из которых стремится стать католиком, а затем протестантом, а другой – крепко держится за свою веру, несмотря на суровые жизненные испытания.

Судьбы этих людей пересекаются. Их связывает отец Даниэль. Для многих он почти святой – он даёт советы, учит молиться и любить, и приводит к Крещению умирающую старуху (одна из актрис). Но за непризнание догмата о Святой Троице, Даниэлю запрещают служить священником. Однако это известие не достигнет Штайна по причине его трагической гибели в автомобильной аварии.

Спектакль представляет различные варианты жизни польских, немецких и русских евреев. От времён Холокоста, через 68-ой год, и вплоть до девяностых годов прошлого века. Как евреи искали своё место в мире, как выживали? Скитались по разным странам, чтобы, наконец, встретиться на земле, из которой произошли – в Израиле. Даже будучи атеистами, протестантами или католиками, они всегда оставались евреями. Не все сохранили веру отцов. Но был ли это эффект ассимиляции, или просто способ выжить?

Авторы спектакля пытаются ломать стереотипы. Конечно, существуют нити, связывающие людей одного происхождения, но то, какой ты человек – не зависит от национальности. Один из героев говорит: «Если бы все христиане были такими как отец Даниэль... евреи бы относились к ним с пониманием и симпатией, в том числе и к полякам-католикам». Такой стереотип мышления, оказывается, близок израильтянам.

Особого признания заслуживает работа актёра, играющего Даниэля, женщины, несколько раз за время действия меняющей свою внешность – от фальшивой куклы до строгой монахини, и её матери, доживающей век в доме престарелых. Личность Штайна невероятно убедительна: с одной стороны скромнейший человек, с другой духовный проводник для людей разных вероисповеданий и характеров. Некоторые персонажи сыграны гротесково.

Приковывает внимание отличная сценография спектакля. Четыре актёра заключены в шестиугольник, ограниченный рельсами, по которым движутся висельники. Два других остаются за этим пространством, в то время как главный герой Штайн беспрерывно передвигается между всеми фигурами по чёрному торфу (или чему-то похожему на землю). У каждого на сцене есть своя металлическая конструкция – чемодан или шкафчик (геометрия). Никто не стоит на месте, все персонажи постоянно чем-то заняты. Очень трудно сосредоточиться на каждом из них. Так как зритель, прежде всего, смотрит и слушает говорящего. В заключительной сцене появляется любопытная конструкция из грубой проволоки – дерево счастья с тремя яблоками. Что оно означает? Может быть, общие корни или выбор предназначения, или зарождение новой жизни? Пусть каждый ответит себе сам...

Неподдельно и захватывающе! Спектакль идёт долго и без перерыва, однако пролетает, как один миг. Браво! Сердечная благодарность и за перевод, хотя у переводчика были огрехи в произношении. Не все слова были слышны чётко. Иногда пропадали концы фраз, и смысл приходилось угадывать.

Катаржина Кютер

konfrontacjeteatralne.blogspot.com

12 октября 2008