Дата спектакля
18.09.2019
Вечный муж
После смерти супруги уездный чиновник Павел Павлович Трусоцкий приезжает в Петербург, чтобы разыскать бывшего любовника своей жены
подробнее
Дата спектакля
19.09.2019
Любовь
«Вот и встретились два одиночества» - эта строчка из известной песни может стать лейтмотивом этого спектакля. Герои пьесы – Он и Она – были когда-то знакомы и симпатизировали друг другу. Но тогда жизнь развела их, не сделав счастливыми и успешными
подробнее
Дата спектакля
20.09.2019
Камень
Номинант премии "Золотая маска", номинант премии "Золотой софит". Благодаря смелым прыжкам во времени и противоречивым образам новая пьеса Мариуса фон Майенбурга демонстрирует нам показательные конфликты новейшей германской истории
подробнее
Дата спектакля
21.09.2019
Дядя Федор, Кот и Пес
Это веселая история о самостоятельном и добром мальчике Дяде Фёдоре, который не смог пройти мимо бесприютного кота и бездомной собаки и привел их домой.Любимые родители не обрадовались появлению в квартире уличных зверей
подробнее
Дата спектакля
21.09.2019
Проклятая любовь
В основу пьесы легла переписка Ангелины Степановой и Николая Эрдмана – потрясающая история любви. Татьяна Калашникова и Михаил Николаев играют на пределе человеческих возможностей
подробнее
Дата спектакля
22.09.2019
Каша из топора
Из похода возвращается солдат Иван, на лесной тропинке он встречает девочку, которую злая тетка послала на поиски потерянной броши. И решает добрый Иван помочь сироте
подробнее
Дата спектакля
22.09.2019
Две дамочки в сторону севера
Спектакль - номинант премии "Золотой софит". Сестры Аннетта и Бернадетта колесят по Франции «в сторону севера» на угнанном шестидесятиместном автобусе
подробнее

Даниэль Штайн, переводчик - МИСТЕРИЯ О ВЕРЕ // Утро Петербурга. 2008. №647, 29 октября.

В Театре сатиры на Васильевском сыграли премьеру по мотивам романа Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», награжденного национальной премией «Большая книга». Улицкую в «Сатире» уже ставили. И ей так понравился спектакль по ее пьесе «Русское варенье», что писатель дала согласие на театральную инсценировку «Штайна», которую и осуществил Анджей Бубень.

НАЧАЛО
В основу книги легла история реального человека — католического священника и мыслителя еврея Даниэля Руфайзена. Прошедший ужасы второй мировой войны, он узнал их и в, казалось бы, мирной жизни, став человеком без национальности и духовным учителем многих. В романе нет традиционной сюжетной канвы, он построен как коллаж из писем, документов, газетных вырезок и воспоминаний. Желая создать атмосферу камерности, режиссер Бубень и сценограф Елена Дмитракова посадили зрителей как можно ближе к сцене на высокий помост. Сама же сцена приобрела вид пространства, заполненного бесчисленным количеством предметов и населенного странными людьми, которые, увязая ногами в густом слое пепла, рассказывают историю жизни.

ШЕСТЬ ПЕРСОНАЖЕЙ В ПОИСКАХ СМЫСЛА
Из множества персонажей, населяющих роман, театр выбрал историю семи человек, семи судеб, так или иначе связанных между собою. Кроме самого Даниэля это полусумасшедшая старуха-коммунистка, доживающая свои дни в израильской богадельне (Наталья Кутасова), ее дочь Эва (Татьяна Калашникова), брошенная матерью вместе с братом ради слепой любви к идеалам. Это немка Хильда (Елена Мартыненко), ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Это священник Русской Православной церкви Ефим Довитас (Артем Цыпин). И еврей Гершон Шимес (Михаил Николаев), перед выездом в Израиль отсидевший пять лет в советских лагерях. И, наконец, младший брат Штайна Авигдор (Игорь Николаев), который в 1941-м расстался с Даниэлем, а увидел его лишь через восемнадцать лет.
Все они походят на части некоего единого мира, расколотого бедами и катастрофами, мечущиеся в поисках хоть какой-то опоры. Вообще темы самоопределения человека в мире и его тотальное одиночество — центральные в спектакле. Но звучат они не навязчиво, не дидактически, а исповедально: зритель становится свидетелем сокровенных монологов, сменяющих друг друга.

ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ
Даниэль Штайн в исполнении Дмитрия Воробьева замкнут в тот же круг поиска смысла, что и другие. В ряду иных монологов его рассказ о том, как он был переводчиком в гестапо, готовил побег польских евреев из гетто, а затем стал священником в Израиле, — лишь голос в общем хоре. Но Даниэлю в отличие от других дано ответить на главные вопросы. Спектакль полон ассоциаций — в нем возникают мотивы христианского смирения, предательства и даже убийства. Возникает история единственной и жертвенной любви, история покаяния и смирения. Каждый из персонажей этой истории приходит к осознанию высшей если не справедливости, то хотя бы воли и старается ее принять. Как ни удивительно — ее принимает и Эва, забывая приютское детство, и ее мать, которая в исполнении Кутасовой поначалу походит едва ли не на фурию, выкрикивающую политические лозунги. И Хильда, погубившая свое женское счастье ради сурового обета. В финале герой Воробьева подвешивает на крюки полукруглого кронштейна огромные серые полые внутри фигуры, напоминающие безликие маски смерти. Из них в первой сцене возникли персонажи. Но сейчас они остаются висеть безмолвными и жуткими силуэтами, завершая мистерию о вере.
Мотив иудиного предательства и подстроенной гибели отца Даниэля в автокатастрофе можно лишь угадывать в последних репликах спектакля, но история человеческого страдания, веры и искупления без этого, пожалуй, была бы не полной.