ART - МОЛОДОЙ ТЕАТР «НА ТРОИХ»

В любимом городе № 6-7. 15.05.2012

Премьерные спектакли «ART» Театра на Васильевском" и «Любка» театральной компании «Открытое пространство» роднит не столько равное количество героев, сколько тема дружбы, на которую, так или иначе, влияют обстоятельства.

Вот только география и история дружбы героев постановок Руслана Нанавы и Ивана Латышева абсолютно разные. Впрочем, отличаются спектакли и по гендерной принадлежности главных действующих лиц.

«ART» — довольно известная «мужская история», написанная женщиной, француженкой Ясминой Реза. В первоисточнике подразумевается, что ее герои пребывают в «критическом» для мужеского пола возрасте — «сорок, плюс-минус». В нашем городе «ART» когда-то вполне состоялся на сцене БДТ: в постановке Николая Пинигина конца 90-х играли «столпы» — Андрей Толубеев, Геннадий Богачев и Валерий Дегтярь. Суть испытания мужской дружбы в этой пьесе «на троих» заключалась и заключается в полном несогласии приятелей в оценке приобретенного одним из них дорогущего авангардистского полотна — абсолютно белого холста с еле видными полосами. Обладавшие недюжинной харизмой актеры БДТ «вибрировали» на сцене каждый раз по-новому, несомненно получая удовольствие от спрессованного в незамысловатых текстах процесса полураспада человеческих отношений. Конечно, театр тем и отличается от реальности, что наличие жизненного опыта не может быть определяющим в оценке актерской игры, но именно его наличие у этих актеров позволяло понимать весь комический ужас происходящего на сцене… А вот Руслан Нанава смело отдал роли совсем молодым людям — Арсению Мыцыку (Марк), Роману Зайдуллину (Серж) и Булату Шамсутдинову (Иван). И играют они историю сокрушения самого ценного, что есть в нашей жизни, а именно человеческих отношений, как некую историю абсурда, как бессознательную вздорность, никак не связанную с тем, что каждый из героев должен бы считать себя личностью, имеющей право на собственное мнение. Слова произносятся ради их произнесения, и человеку взрослому, «из публики» начинает мерещиться, что играют-то на сцене нечто невероятно современное, вполне соответствующее времени, которое давно уже не ставит целей, а предпочитает чистый процесс. Процесс «неизвестно чего», происходящий неизвестно где (в вакууме, лишенном житейских проблем), процесс, подразумевающий никчемное сотрясение воздуха, процесс, задумываться о последствиях которого не то, чтобы грешно, а просто не круто…

«Любка» — инсценировка давней повести Дины Рубиной. История странной дружбы матери-одиночки «еврейской национальности» (докторшу Ирину Михайловну играет Алла Данишевская) с профессиональной бандиткой, поступившей к ней в дом нянькой при ребенке. И без того осложненная излетом сталинской эпохи (смертью вождя и всеми предшествующими и последующими событиями) повесть о свято помнящей добро Любке (Яна Бушина) отягощается у Латышева созданием невероятного тройственного союза, объединяющего спасающих друг друга от одиночества женщин с мещанкой и сталинисткой Кондаковой (Ксения Морозова). Представленная в повести полной вражиной нормальным людям Кондакова в постановке «Открытого пространства» становится частью жизни по-разному страдающих женских начал Ирины Михайловны и Любки. И если, согласно воле Нанавы, герои Резы «с жиру бесятся» в безвоздушном пространстве — бессознательно теряют дружбу «на ровном месте», то героинь Рубиной Латышев заставляет дружить наперекор обстоятельствам, задавая им камертон принадлежности к одной стране и одной истории. Что, собственно, и дает возможность трем молодым актрисам играть «Любку» более чем осознанно, заставляя зрителей думать, сопереживать и рукоплескать.