Дата спектакля
15.10.2019
Еще один Джексон
Муж неожиданно вернулся из командировки, жена по традиции прячет любовника в шкаф
подробнее
Дата спектакля
17.10.2019
Петербург
Пьеса «Петербург» посвящена нескольким поколениям семьи коренных петербургских интеллигентов, их судьбам
подробнее
Дата спектакля
19.10.2019
Дядя Федор, Кот и Пес
Это веселая история о самостоятельном и добром мальчике Дяде Фёдоре, который не смог пройти мимо бесприютного кота и бездомной собаки и привел их домой.Любимые родители не обрадовались появлению в квартире уличных зверей
подробнее
Дата спектакля
18.10.2019
Петербург
Пьеса «Петербург» посвящена нескольким поколениям семьи коренных петербургских интеллигентов, их судьбам
подробнее
Дата спектакля
19.10.2019
Смех лангусты
Знаменитая французская актриса Сара Бернар предается воспоминаниям. Она пытается написать свои мемуары. В ее памяти ей то 11 лет, то 28, то 37! Писать мемуары ей помогает ее секретарь, влюбленный Жорж Питу
подробнее
Дата спектакля
20.10.2019
Каша из топора
Из похода возвращается солдат Иван, на лесной тропинке он встречает девочку, которую злая тетка послала на поиски потерянной броши. И решает добрый Иван помочь сироте
подробнее
Дата спектакля
20.10.2019
Любовь
«Вот и встретились два одиночества» - эта строчка из известной песни может стать лейтмотивом этого спектакля. Герои пьесы – Он и Она – были когда-то знакомы и симпатизировали друг другу. Но тогда жизнь развела их, не сделав счастливыми и успешными
подробнее

Салемские колдуньи - О пользе ведьм. // Город (812) №4 (68). 8 февраля 2010

В театре на Васильевском «слабых звеньев» в этой цепи нет. Сыграно отменно. В самом деле, удачные роли, и их исполнителей можно перечислять «в порядке появления» на сцене – каждый из членов труппы не просто выступил в своем фирменном апмлуа, но выступил в нем в своем лучшем качестве. Артем Цыпин играет преподобного Пэриса – этот «слабый и лукавый» местный пастырь за «повышенной духовностью» с застенчивым трепетом скрывает самые обычные низменные интересы. Андрей Феськов – преподобный Хейл – «молодой специалист» церковного дела, розовощекий юный Торквемада на американских вакациях, улыбчивый интеллектуал с непомерной гордыней. Сергей Лысов – Томас Патнем – бизнесмен, чей откровенный цинизм на первое время оказывает благотворно-терапевтическое воздействие на жителей Салема и зрителей в зале: в недобро сгущающейся атмосфере расчетливая шкурная хватка выглядит гуманнее религиозного фанатизма. Но это так всегда выглядит поначалу. Миссис Патнем играет Наталья Кутасова – нескончаемое воркование этой респектабельной дамы началось задолго до поднятия занавеса, и только прислушавшись, можно услышать в ее ровном, однотонном недоброжелательном монологе раннюю стадию шизофрении. А когда на сцене, наконец, появляется Юрий Ицков – судья Дэнфорт, салемский «молот ведьм», - ужасу предела нет. Дэнфорт – изощренный садист-манипулятор, фантом любой тоталитарной системы, - сыгранный артистом с бродвейским шиком. Подчас трудно разобрать, кто из них испытывает большее наслаждение от собственного мастерства: актер или его герой.  
Главных героев – чету Прокторов – играют Елена Мартыненко и Дмитрий Воробьев. Джон Проктор в исполнении Воробьева – воплощенный здравый смысл и человеческое достоинство. Для ажиотажа среди салемских девиц, наверное, маловато, но для роли «Надежды и опоры» Нового Света – достаточно. Как и для финального жертвоприношения. Дело тут не в особой виртуозности игры – а в драгоценном и необъяснимом умении вызывать безотчетное доверие. Елена Мартыненко – Элизабет – нежное бледненькое существо, духовной силе которого физическое недомогание не помеха. Куча детей, смутно угадываемая за кулисами, и выстраданная эмоциональная сдержанность – основа той неброской, не слишком эффектной гармонии, которая безошибочно маркирует героиню как бесповоротно взрослую женщину. А быть взрослым в Салеме опасно.
Здесь правит юный хаос. Те самые девчушки, плясавшие у ночного костра в языческом ритуале. Интересно, что при всем обилии превосходных актерских работ в спектакле Анджея Бубеня взрослый мир как единое целое получился куда менее внятным, осмысленным, глубоким, серьезным с точки зрения миллеровских тем, чем девичий ансамбль вчерашних дебютанток. По-настоящему содержательной и современной оказалась вовсе не история о попранном человеческом достоинстве, или зле, таящемся в корнях тоталитарных систем, а очевидная растерянность взрослых перед безграничной гордыней молодости. Компания кудрявых деревенских прелестниц (чьи истерические взбрыки поначалу казались всего лишь аллергией на бигуди) обернулась десантом армии тьмы в сердце патриархального Салема. Заклятие с барышень было снято так же внезапно, как и наложено: достаточно оказалось тихого словечка «шлюха», без гнева брошенного Проктором в сторону Абигайль (Светлана Щедрина). Нельзя недооценить тонкость сыгранной актрисой оценки: за секунду всего лишь потемнело лицо – и ведьминский угар испарился.
Забавно, но в предыдущей интерпретации пьесы Миллера в спектакле Темура Чхеидзе в БДТ мне настойчиво недоставало ведьм. А от этого сюжет делался невнятным, неубедительным, выглядел нравоучительной игрой в поддавки с буржуазной моралью.
В спектакле Анджея Бубеня с ведьмами все в порядке. Но в созданном им мире, состоящем из отдельных, пусть и весьма любопытных личностей, недостает Бога. Как единой основополагающей идеи – хотя бы. А вообще-то Театр на Васильевском по-прежнему подает надежды. Пора бы им начать сбываться.