ART - ОЧЕНЬ МОЛОДЫЕ ЛЮДИ

Я. Реза «Арт»
Театр на Васильевском, камерная сцена на Малом проспекте
Режиссер Руслан Нанава, художник Елена Дмитракова

«Арт» — пьеса француженки восточного происхождения Ясмины Реза -замечательная, «удобная» — всего 3 персонажа, самоигральная, получившая немало международных премий и с успехом обошедшая европейские и американские сцены. В ней соблюден тонкий баланс между «красивостью» коммерческой комедии и драматичностью человеческих взаимоотношений.

Поводом для серьёзных мужских разборок служит абстрактная картина, которую один из трёх друзей покупает задорого, в российской же действительности я сама не раз была свидетелем скандалов на почве «Чёрного квадрата» Малевича, который становился причиной споров, ссор и даже драк. Способность любителей современного искусства восхищаться «невидимым», получать чувственный импульс и прозревать смысл там, где человек рационального склада ясно видит лишь грубую материальную фактуру и абсолютное мошенничество — эта разница восприятий питает сюжет и становится основой распри взрослых состоявшихся мужчин. За всю сценическую историю пьесы, начавшуюся в 1994 году (Париж, реж. Патрис Кербрат) возникла некая традиция ее подачи — в меру эстетизированная белая среда, на ее фоне мужские фигуры в чёрных респектабельных костюмах. Помимо общения между собой, герои делятся своими соображениями «апарт», обращаясь с авансцены непосредственно к публике.

Сцена из спектакля.


Фото — из архива театра

Молодой режиссер Руслан Нанава в соавторстве с художницей Еленой Дмитраковой поставил на сцене филиала театра на Васильевском (бывшая «Антресоль») спектакль, на первый взгляд не сильно выпадающий из общего ряда многочисленных постановок «АРТа». Пространство черное — но с белым ковром, белыми стульями, светлым мольбертом. Однако возраст артистов — на площадке очень молодые люди, вчерашние выпускники, несколько изменил коллизию, приглушил тему социального статуса, которая в пьесе весьма значима и заострил внимание на характерах героев.

Преуспевающий дерматолог Серж, владелец картины — в исполнении Романа Зайдуллина рафинированный эстет, одетый и дома, как в офисе, сдержанно-язвительный, на лице его то и дело выражение скрытой брезгливости, на руках — латексные перчатки, именно в них он прикасается к картине. Реальность его раздражает — чего стоит одна лишь фраза о бывшей жене, произнесенная впроброс и оттого звучащая как оговорка по Фрейду: «Новый бзик Франсуазы — детям нужен отец!» Артист успевает в одной реплике — возмутившись абсурдным требованием — дать исчерпывающую характеристику персонажу, и поставить диагноз поколению «антиотцов»…

Арсений Мыцык, ученик Спивака, играет Марка, инженера с романтической душой и Че-Геварой на майке. Темпераментный бунтарь, он внезапно оказывается не в состоянии справиться со своим природным консерватизмом, который взыграл, похоже, и для него самого несколько неожиданно. Вышедший из под контроля «здравый смысл», если ему не подчиниться, способен разрушить не только дружбу. Серж в результате и подчиняется, разрешив ему разрисовать девственное полотно белой картины фломастером. Зрителю, правда, Серж сообщает, что фломастер смываемый, и он об этом знал…

Третий персонаж, с русским именем Иван (Булат Шамсутдинов), наименее успешный из троих, «ангел-миротворец», пытается примирить друзей всеми доступными средствами. Поначалу он кажется наиболее цельной личностью, но очень скоро выясняется, что его мудрость, спокойствие и доброта добыты несоразмерной ценой — годами лечения у психоаналитика, придурка Финкельзона. На самом деле выбить его из колеи ничего не стоит — он как ребенок при ссорящихся родителях, пытается привлечь к себе внимание с помощью нелепых уловок, вроде ушибленного уха.

Все роли сделаны с душой и безусловным мастерством, все трое молодых актеров владеют профессией и отличными данными, спектакль в целом добротен и качествен. И всё же…Не то чтобы от молодой режиссуры ждёшь исключительно эксперимента и новаторства… Но сцена, с которой действие началось — когда все трое, лежа на полу, надували воздушные шарики и одновременно, переглядываясь и веселясь, с шумом выпускали из них воздух, эта сцена «сговора», пожалуй, самая забавная, ироничная, эмоционально передающая суть отношений в дружбе — она осталась единственной по-настоящему оригинальной сценой в спектакле.