Дата спектакля
15.10.2019
Еще один Джексон
Муж неожиданно вернулся из командировки, жена по традиции прячет любовника в шкаф
подробнее
Дата спектакля
17.10.2019
Петербург
Пьеса «Петербург» посвящена нескольким поколениям семьи коренных петербургских интеллигентов, их судьбам
подробнее
Дата спектакля
19.10.2019
Дядя Федор, Кот и Пес
Это веселая история о самостоятельном и добром мальчике Дяде Фёдоре, который не смог пройти мимо бесприютного кота и бездомной собаки и привел их домой.Любимые родители не обрадовались появлению в квартире уличных зверей
подробнее
Дата спектакля
18.10.2019
Петербург
Пьеса «Петербург» посвящена нескольким поколениям семьи коренных петербургских интеллигентов, их судьбам
подробнее
Дата спектакля
19.10.2019
Смех лангусты
Знаменитая французская актриса Сара Бернар предается воспоминаниям. Она пытается написать свои мемуары. В ее памяти ей то 11 лет, то 28, то 37! Писать мемуары ей помогает ее секретарь, влюбленный Жорж Питу
подробнее
Дата спектакля
20.10.2019
Каша из топора
Из похода возвращается солдат Иван, на лесной тропинке он встречает девочку, которую злая тетка послала на поиски потерянной броши. И решает добрый Иван помочь сироте
подробнее
Дата спектакля
20.10.2019
Любовь
«Вот и встретились два одиночества» - эта строчка из известной песни может стать лейтмотивом этого спектакля. Герои пьесы – Он и Она – были когда-то знакомы и симпатизировали друг другу. Но тогда жизнь развела их, не сделав счастливыми и успешными
подробнее

Даниэль Штайн, переводчик - РАССКАЗ О ШЕСТИ ПОВЕШЕННЫХ // Петербургский театральный журнал 2008. №4 (54).

Шесть огромных фигур из мешковины, подвешенных на крюках, выплывают в спектакле «Даниэль Штайн, переводчик». Люди, вылупившиеся из них, гораздо меньше: они меньше своих идей, судеб, вер…

В Театре на Васильевском точно дует ветер обновления. «Даниэль Штайн, переводчик», выпущенный А.Бубенем, - очень хороший спектакль, взявший от книги Л.Улицкой все лучшее. Я не принадлежу к числу поклонников романа. Он кажется мне произведением малохудожественным (все герои пишут и говорят одним языком, нет характеров), а что касается идеологии, то книга, призванная веру укреплять, непостижимым образом расшатывала ее во мне. Я с трудом преодолевала километры текста, просто как камни таскала (понимаю, что по отношению к этой книге мнения делятся ровно пополам).

У героев романа нет лиц – театр дал им лица, олицетворил идеи, сделал неживых персонажей – живыми. Поразительное дело, текст, уж точно не предназначенный для театра, зажил, заговорил, задышал. Единый и неделимый мир людей воплотился в едином и слаженном актерском ансамбле. Они играют замечательно. А Д.Воробьев – не так, как все. Потому что ему как раз предстояло не оживлять схему, не индивидуализировать речь, а сыграть нечто «над» всеми. Они – на земле, они – в плену вер, догм, он – свободен. Это дыхание свободы можно было передать только через свободу актерскую. Покой – через покой. Отсутствие в мире конкретностей – именно его отсутствием. Каждый из героев сценического муравейника что-то бесконечно делает, мастерит, полон мелких движений, каждого Бубень привязал к непрекращающимся физическим действиям. А у Воробьева отнял предметный мир. Вообще. Его руки касаются только черного пепла, покрывающего землю. Откуда налетел? Может быть, из печей Освенцима, может быть, уже сгорела земля под нашими ногами и на уцелевшем кусочке остались только эти шестеро…

http://ptj.spb.ru/archive/54/preface-54/roza-vetrov-ili-kuda-veter-duet/