Дата спектакля
18.09.2019
Вечный муж
После смерти супруги уездный чиновник Павел Павлович Трусоцкий приезжает в Петербург, чтобы разыскать бывшего любовника своей жены
подробнее
Дата спектакля
19.09.2019
Любовь
«Вот и встретились два одиночества» - эта строчка из известной песни может стать лейтмотивом этого спектакля. Герои пьесы – Он и Она – были когда-то знакомы и симпатизировали друг другу. Но тогда жизнь развела их, не сделав счастливыми и успешными
подробнее
Дата спектакля
20.09.2019
Камень
Номинант премии "Золотая маска", номинант премии "Золотой софит". Благодаря смелым прыжкам во времени и противоречивым образам новая пьеса Мариуса фон Майенбурга демонстрирует нам показательные конфликты новейшей германской истории
подробнее
Дата спектакля
21.09.2019
Дядя Федор, Кот и Пес
Это веселая история о самостоятельном и добром мальчике Дяде Фёдоре, который не смог пройти мимо бесприютного кота и бездомной собаки и привел их домой.Любимые родители не обрадовались появлению в квартире уличных зверей
подробнее
Дата спектакля
21.09.2019
Проклятая любовь
В основу пьесы легла переписка Ангелины Степановой и Николая Эрдмана – потрясающая история любви. Татьяна Калашникова и Михаил Николаев играют на пределе человеческих возможностей
подробнее
Дата спектакля
22.09.2019
Каша из топора
Из похода возвращается солдат Иван, на лесной тропинке он встречает девочку, которую злая тетка послала на поиски потерянной броши. И решает добрый Иван помочь сироте
подробнее
Дата спектакля
22.09.2019
Две дамочки в сторону севера
Спектакль - номинант премии "Золотой софит". Сестры Аннетта и Бернадетта колесят по Франции «в сторону севера» на угнанном шестидесятиместном автобусе
подробнее

Салемские колдуньи - Сказка или ложь. // Империя драмы. №33. Февраль 2010 г.

Достоинств в спектакле Бубеня множество, и не пустячных; главное же — не разрозненных. Найдена и объяснена психологическая почва для вспыхивающей в Салеме массовой истерии: подавленная чувственность (в строгом согласии с автором, а также подлинными салемскими протоколами). Бесхитростно, но чисто задана экспозиция: ансамбль юных ведьмочек, распластанных по зелёной траве, — не просто «красивая картинка», иначе не маячили бы за ней успевшие стать знаменитыми кадры из недавнего «Антихриста» фон Триера с девичье-ведьминскими руками, корнями пронизывающими жирную лесную землю. (Речь, конечно, не о заимствовании, а об общности образных контекстов, и фон Триер тут — надёжный гарант.) И далее — вся разработка девичьих образов, перекипающий гормонами психоз, под влажную власть которого почти невозможно не подпасть. Сцена «слома» Мэри Уоррен в 3 действии — потому и центральная, что там эта невозможность стягивает драматургический узел всей пьесы; супруги Проктор — потому и главные герои, что им единственным удаётся этой власти противиться.
А убирает он <А.Бубень> из текста вроде бы самую малость: «ледяной ветер Господа Бога» в конце второго акта, «шаги Люцифера» в конце третьего (обе фразы — Джона Проктора) и последнюю реплику Элизабет Проктор: «Бог не велит мне посягать на его честность!» Иначе говоря, весь текст, согласно которому супруги Проктор — люди не просто религиозные (то есть просто порядочные), но и глубоко верующие. Вера в Бога и дьявола — истовая, психотическая — оставлена здесь ведьмочкам-нимфеткам и судьям-палачам. А положительные герои — при сделанных купюрах — оказываются чуть ли не вольнодумцами.