Салемские колдуньи - Вода камень точит. // Петербургский Час Пик. №3(611). 27 января – 2 февраля 2010 года

Наверно, Бубень, когда выбрал «Салемских колдуний», думал и о Польше. Испанец увидит в картинах из жизни маленького американского городка свое. Пространство и время спектакля условны. Сценография Елены Дмитраковой предельно обобщена и строга. Уберут доски сценической площадки, и окажутся персонажи то ли в подпольной камере, то ли в адском чане. После первой пластически-музыкальной сцены волхования девушек в лесу режиссер не позволяет себе никаких эффектов. Спектакль энергично и жестко движется к трагическому финалу, казни Проктора.
В 1991 году Проктора блистательно играл Андрей Толубеев —теперь она перешла к главному протагонисту Театра сатиры Дмитрию Воробьеву. Проктор грешил, пошел, было, на компромисс, но врожденная порядочность не позволила купить жизнь ценой позора и предательства. Воробьев в этой роли более суров, скрытен, чем Толубеев. Слова, в них сквозят сомнения, страх, слабость, вырываются, преодолевая внутреннее сопротивление. Он постоянно напряжен, в душе идет тяжелая борьба. Еще аскетичнее
Энн Проктор, его жена (Елена Мартыненко), привыкшая зажиматься и только под конец понявшая, как порушила этой зажатостью свое семейное счастье.
На другом полюсе конфликта лукавый чиновник Дэнфорт (Юрий Ицков). Умный, циничный, дрожащий за свое место в системе. Для него проще отправить на казнь десяток человек, чем признаться в ошибке. Говорить обо всех актерах нет возможности.
Перечисление оскорбительно. Неслучайно «Золотой софит» 2009 года был присужден всему ансамблю «Даниэля Штайна, переводчика», предшествующей премьеры
театра. В «Колдуньях» занято 20исполнителей. Каждый на месте, каждый с большей или меньшей степенью подробности набрасывает социально-психологический портрет своего героя. Может быть, новая работа Сатиры за отсутствием литературной новизны и не будет иметь такого внешнего успеха, как постановка по Людмиле Улицкой, но спектакль сделан не менее сильно и профессионально.