«Храм Неба» для Артема Цыпина

На состоявшемся недавно Пятом международном кинофестивале в Пекине лауреатом в номинации «Лучшая мужская роль» стал артист Театра на Васильевском Артем Цыпин. Жюри во главе со знаменитым режиссером Люком Бессоном премией «Храм Неба» отметило сыгранную Цыпиным роль детектива Игоря в фильме Р. Салахутдинова «Белая белая ночь». По возвращении Артем рассказал о своих впечатлениях.

Но прежде некоторые факты и подробности. 

Многие обозреватели отмечали возросший статус Пекинского МКФ. В этом году на суд жюри было представлено 930 фильмов из 90 стран. В результате отбора в конкурс вошли всего 12, в том числе две ленты из России: «Битва за Севастополь» Сергея Мокрицкого и «Белая белая ночь» Рамиля Салахутдинова.

В прессе отмечалось, что премьерный показ фильма «Белая  белая ночь» в Пекине собрал полный зал. Китайская аудитория с удовольствием открыла для себя существование Ленинградской школы кино. В картине рассказана история детектива Игоря, который приезжает из Москвы в город своей юности Петербург, чтобы найти пропавшего там молодого парня. Художественными руководители проекта являются Светлана Кармалита и Алексей Герман-младший.

Светлана Кармалита в кратком интервью сообщила: «В кинокартине «Белая белая ночь», в которой за сюжетом стоит напряженное существование героя в окружающем его мире, есть глубокий смысл. Мне, и не только мне, кажется, что фильм «Белая белая ночь» занимает не последнее место в том, что называется «искусство кино».

Добавим, что фильм «Белая белая ночь» принимал участие в программе фестиваля «Кинотавр», был представлен на международном кинорынке в Берлине. А на кинофестивале  «Мужская роль», проходившем в конце 2014 г. в Пензе Артем Цыпин был награжден специальным призом «За воплощение мужества и достоинства современного героя». В Петербурге премьера фильма состоялась в кинозале студии «ЛенДок» на Крюковом канале. Сейчас ведутся переговоры о более широком прокате.

Артем Цыпин- заслуженный артист России,лауреат премии Правительства России, премии«Золотой софит». Закончил Санкт-Петербургскую Театральную академию (актёрско-режиссёрский курс Л.А.Додина) в 1995 г. Работал в Малом драматическом театре – Театре Европы. С 1998 г. актёр Театра на Васильевском. Играет центральные роли во многих спектаклях репертуара. Осуществил постановки спектаклей «Антон и шоу-бизнес», «Последний троллейбус».

Много снимается в кино, в том числе в известных сериалах «Улицы разбитых фонарей», «Тайны следствия», «Фаворит», «Дорогой мой человек» и других. Детектив Игорь из «Белой белой ночи» - первая главная роль артиста на киноэкране.

 

 

-Артем, судя по сообщениям, кинофестиваль в Пекине был весьма масштабный.

-Китай сейчас переживает бурный экономический подъем, причем там охотно вкладывают средства в культуру и искусство, прежде всего, в кино, поскольку оно тоже может принести дивиденды. Пекинскому фестивалю всего пять лет, но он уже самый крупный в Азии и претендует на мировое первенство. Было отсмотрено какое-то невероятное количество фильмов. Кроме наших двух, вошедших в конкурсную программу, были представлены в параллельных программах и другие российские ленты: «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» Андрея Кончаловского, «Шагал – Малевич» Александра Митты, «Поездка к матери», «Духless – 2».

Эти фильмы показывали в разное время в разных кинотеатрах. А участникам конкурса полагался один сеанс в Киноцентре, где находились и пресса, и обязательная красная дорожка… Наш фильм жюри смотрело в отдельном зале без зрителя, как положено по регламенту. А вот «Битву за Севастополь» мы почему-то смотрели в зале вместе с публикой и членами жюри, так что все знаменитые лица и лысины были нам продемонстрированы.

-А как восприняли зрители ваш фильм?

-Мы смотрели фильм вместе с китайской публикой. На фестивале предусмотрена такая приятная, волнующая процедура: когда выходишь на красную дорожку, то звучит музыка из фильма, потом фотосессия, автографы участников на фестивальной стене,  представление съемочной группы перед сеансом и поклоны по окончании фильма. Также в день показа проходит пресс-конференция. Вероятно, зал не сразу включился в фильм, у нас ведь нет каких-то особенных спецэффектов. Хотя потом случались непосредственные реакции, несколько раз, мне кажется, возникало некое общее дыхание, например, в сцене, где стекло от взгляда лопается.  

Фильм шел с субтитрами на английском и китайском языках. На пресс-конференции тоже переводили на китайский, а потом на английский. Это одно из самых забавных впечатлений: задают вопрос на китайском, потом переводят на русский, потом переводят ответ на китайский, потом ведущий, хорошо владеющий языками, вкратце выдает синопсис на английском языке. Поэтому за час конференции из-за сложностей перевода прозвучало всего несколько вопросов.

-Как известно, в Китае все жители китайцы, и даже император китаец. Удавалось ли где-то побывать, пообщаться помимо фестиваля?

-Трудности общения опять-таки связаны с трудностями перевода. Все готовы помочь, все очень любезны, но никто не может понять, что ты хочешь. Я ведь заядлый путешественник, поэтому просил, чтобы мне показали китайскую столицу. Благодаря моей настойчивости, удалось кое-что из достопримечательностей посмотреть. Потрясло, прежде всего, огромное скопление людей, видимо это специфика Пекина. В Запретный городе, в императорский дворец мы приехали еще и в воскресенье, там просто вообще было не протолкнуться, я не видел такого столпотворения никогда, мог фотографировать,  только высоко поднимая фотоаппарат над головой. То же самое на площади Тяньаньмень, где  находится мавзолей. Каждый китаец имеет право раз в год посетить мавзолей бесплатно, а их же полтора миллиарда, видимо все, кто пользуются такой возможностью, к воскресенью подтягиваются на площадь. Очень шумно, очень людно, народ не очень богато выглядит, понятно, что средний уровень невысокий.  Потом уже, когда я увидел настоящие жемчуга и брильянты на платьях китайских кинозвезд, когда проник в сердце шоу-бизнеса, я понял, что Китай по-настоящему контрастная страна.

И как подтверждение этих контрастов - великолепная церемония награждения: с фейерверками, полетами акробатов, пекинской оперой, огромным количеством статистов. Очень эффектно и круто! Хорошо было организовано начало: в фойе, когда собиралась публика, на экране показывали кадры из фильмов, фотографии артистов, эта нарезка все время повторялась, поэтому зрители входили в атмосферу праздника.

Наша делегация состояла из трех человек - режиссер РамильСалахутдинов, продюсер студии «Север» Алексей Львович и я. Должен сказать спасибо студии «Север», которая выпускала этот проект. Алексей Герман-младший и Светлана Кармалита поддержали режиссера в его фантазиях и намерениях. Хорошо, что в Петербурге есть такая студия, которая снимает кино не для всех.

Кстати, когда летел в Пекин,  то встретился в Москве с Игорем Скляром, с которым мы приятельствовали, работая вместе в театре у Додина. И, разговаривая про фестиваль, заспорили об авторском кино. Игорь считает, что любое кино авторское, а мне все-таки кажется, что нужно различать кино жанровое и малобюджетный арт-хаус, на котором и специализируется студия «Север».

-Признайтесь, награда нашла героя неожиданно, или вы о ней знали заранее?

-По большому счету это была неожиданность, правда, уже на церемонии мне стали активно намекать, поскольку в нашей команде были люди, которые знали, но сохраняли интригу до последнего. Какие-то признаки наблюдались и раньше, например, я заметил, что коллеги придирчиво смотрят на мой пиджак. Потом уже задним умом понял: они прикидывали, могу ли я в таком виде выйти на сцену. Даже режиссер спросил: «Что же ты не взял смокинг?» Я тут же нашелся: «На «Кинотавр» я взял смокинг и выглядел торжественно, а приз не получил. Здесь же решил более демократично одеться, и вот результат…» К тому же в тот день я сгорел на солце, хотя было пасмурно, и ко мне прислали визажистов делать мейк-ап, новость пришла, пока меня украшали, все ее уже знали, кроме меня.

Уже ближе к номинации кинокритик Алена Шумакова, которая поддерживала все русские фильмы на фестивале, просто сняла с меня наушники и предложила обдумать   речь со сцены.  Это был прямой намек, момент даже запечатлен на фото, где я с таким страдальческим выражением лица… Говорил на русском и английском, сейчас, пересматривая записи, слышу, как волнуюсь и голос дрожит. Но такие минуты не часто в жизни случатся…

-Со знаменитыми членами жюри общались?

-В общем, члены жюри не имеют права общаться с участниками конкурсной программы, но не все выдерживают регламент. Люк Бессон не выразил своего отношения, думаю, он склонен к более динамичному экшну. Выдающийся корейский режиссер Ким Ки-дук стал поклонником нашего фильма, он перед церемонией вручения, увидев нашу группу в зале, подошел, пожал руку, приобнял, что было очень приятно. Мне кажется, это действительно его кино – длящееся, не чуждое рефлексии… Потом подошли с приветствиями другие члены жюри, включая Федора Бондарчука… А между пресс-конференциями  мы столкнулись со знаменитым французским режиссером Жан-Жаком Анно и тоже обменялись какими-то приятными словами. Анно получил приз за лучшую режиссуру, надеюсь, его фильм «Тотем Волка» будет в нашем прокате. Очень красивый фильм, как все что снимает Анно, он получили еще приз за спецэффекты.

-Можно ли ожидать выхода фильма в широкий прокат?

-Надеюсь, что теперь перспективы более радужные, появился дистрибьютор, который занимается продвижением. На Берлинском кинорынке к фильму проявили интерес, и уже здесь люди, узнав в интернете о награде, стали интересоваться. Думаю, найдется аудитория, и фильм должен жить, пусть с небольшой прокатной историей.

-Артем, вы играете на сцене самые разнообразные роли, вам удается быть неожиданным и на экране. В театре даже опасаются, что кино вас перетянет.  

-Мне кажется, я такой мрачный интроверт, подобное лицо не может быть востребовано постоянно. Наверно, если понадобится какой-нибудь маньяк, меня еще позовут (улыбается).  Я бы, может, хотел больше работать в кино, не стесняюсь об этом говорить, потому что в каком-то смысле это другая профессия, которую осваиваешь всякий раз заново. В театре я, признаюсь, вполне уверенно себя  чувствую, мне не страшны ни характерные, ни психологические роли. У меня много ключей, какой-то из ключиков я подберу. В кино всякий раз прихожу вообще без ключей, может, это даже плюс… Объективно оценивая свою психофизику, думаю: ну, если дадут еще несколько шансов, я с удовольствием ими воспользуюсь.  Но вообще - театр может быть спокоен! (Смеется).