«У НАС МОЖНО СДЕЛАТЬ ШИКАРНЫЙ МУЗЕЙ КОСТЮМОВ»

Елена Константиновна Василевская -создатель и руководитель пошивочного цеха Театра на Васильевском, опытнейший мастер, в совершенстве владеющий искусством кройки и шитья. Ею изготовлены костюмы к спектаклям «Женитьба», «Любовь втроем», «Театр мадемуазель Клерон», «Вертепъ», «Женитьба Фигаро», «Татуированная Роза», к многим спектаклям текущего репертуара. В качестве художника по костюмам оформляла спектакли «Мое загляденье» и совместно со Светланой Ставцевой «Наш Декамерон». Возглавляемый Е.К. Василевской пошивочный цех является одним из лучших театральных цехов города.

4 августа 2015 г. Елена Василевская отмечает юбилей.

 

-Елена Константиновна, как вы пришли в молодой, тогда еще малоизвестный театр?

-Я по образованию инженер, но увлекалась шитьем, дизайном, разными поделками, закончила массу курсов – закройщиков, инструкторов, после чего решила пойти преподавать в школе. Но в период перестройки работать с детьми становились с каждым годом все сложнее. До сих пор, когда захожу в школу за внучками, то шум на перемене вызывает шоковое состояние. А поскольку творчество меня притягивало, то я пошла работать в ТЮЗ, отработала там несколько лет, пока не произошла смена руководства. И тогда я ушла в кооператив «Нева», где шили костюмы на «Женитьбу» - спектакль Анатолия Морозова 1993 года, которым Театр Сатиры открывался в своем новом здании на Среднем проспекте. И там увидела эскизы Светланы Ставцевой, в которые просто влюбилась, мне так захотелось сшить одно платье, которое мне поначалу не давали, поскольку еще не доверяли. Но позже оно мне все равно перепало, это платье невесты для Наташи Кутасовой. И мы со Светой Ставцевой были счастливы, что у нас сложился такой тандем. После того, как мы сшили костюмы на «Женитьбу», она пригласила меня организовать цех в этом театре. Я бесконечно Свете благодарна, она меня многому научила как человек, как художник, мастер. Приезжая, она всегда искренне интересовалась, как и чем я живу, как складываются дела в театре. Мы в цехе все чувствовали себя как бы под ее крылом.

Костюмы к спектаклю "Татуированная роза"

Когда я сюда пришла, в этой комнате на четвертом этаже, где сейчас литературная часть, находился кабинет Владимира Дмитриевича Словохотова и бухгалтерия. Все базировались на одном пятачке, в здании еще шел ремонт. Рядом в коридоре стоял стол, за которым я до сих пор работаю, он сохранился.

Перед открытием меня поразило то, что за три дня до премьеры здесь царил беспорядок, всюду виднелись следы ремонта… И вот вышел весь коллектив, технические цеха, актеры, они буквально оттирали все завитушки декора в фойе, мыли лестницы. Благодаря такому всеобщему участию, за три дня все преобразилось, и театр стал театром. Это было совершенное волшебство, за три дня до этого не верилось, что открытие состоится. Но оно состоялось, все блестело, все было красиво! Светлана Ставцева выполнила оформление, сохранив дух модерна, украшавшего этот исторический особняк до того, как его передали ДК имени Урицкого. Сейчас интерьеры оформлены иначе, но то оформление тоже было очень стильное.

"Женитьба", 1993 г.

И потом, когда я формировала цех, сказка как бы продолжалась, что ни попросишь - все пожалуйста: машина, материалы, инструменты… Владимиру Дмитриевичу за это низкий поклон, понятно, что на самом деле все доставалось большим трудом, хотя возникало впечатление, что давалось легко, играючи.

Я до сих пор горжусь тем, что у нас очень хорошие отношения в цеху, просто какие-то дружеские, семейные. Мы пришли сюда вместе с теми, кто работал в этом кооперативе «Нева», где шили костюмы на «Женитьбу». Вспоминаю, как я после ремонта выгородила себе кабинет, решила: раз начальник цеха, буду сидеть отдельно. Пришла Света Ставцева и говорит: «Ленка, ты с ума сошла, что ты отделяешься от коллектива, ты должна быть в центре и вообще знать все, что происходит». Больше я не отделялась.

С тех пор состав изменился, но все, кто приходили, проникались духом коллектива. Недавно пришла девушка из Александринского театра, захотела работать с нами, хоть и зарплата здесь намного меньше.

У нас с самого начала было хорошее качество костюмов, все с любовью относились к их изготовлению. Помню, я ночами вязала на спектакль «Прощальная гастроль князя К.» («Дядюшкин сон») шаль для Кутасовой, резала ткань на полосочки, из этих полосочек вывязывала крючком узор, мне интересно было сочетать узор с декорацией.

-Костюмы, о которых вы рассказываете, они сохранились?

-Костюмы сохраняются, у нас хорошие костюмеры, поддерживают все в чистоте. Многие отмечали, что у нас в костюмерной запах не затхлый, а свежий, ведь бывают театры, где пахнет пылью, грязью и потом. Но, к сожалению, у нас мало места для хранения, три маленькие комнатки, которые забиты костюмами.

Как-то Наташа Синельникова на капустнике организовала дефиле из старых костюмов, и это было великолепно. Зрители увидели замечательную работу Иры Чередниковой на «Тот этот свет», Фаины Сельской на спектакль «Метафизика двуглавого теленка», костюмы Светланы Ставцевой и многое другое.

-А как вам работалось с разными художниками?

"Игра в любовь приводит к смерти"

-С удовольствием вспоминаю Эльжбету Терликовскую, которая работала с Анджеем Бубенем над «Женитьбой Фигаро» и «Дон Жуаном». Когда она приезжала к нам из Польши, то прежде нее в мастерской появлялся огромный чемоданище, половину содержимого которого составлял антиквариат для спектакля, а другую половину – подарки, она всех одаривала. А потом уже из цеха не выходила, постоянно сама что-то делала, поправляла, прикрепляла какие-то детали к костюмам.

Мне замечательно работается со Стефанией Граурогкайте, у нас уже много совместных работ, начиная с «Короля Лира» и вплоть до нынешних спектаклей Туманова – «Дети солнца», «Дядя Ваня», «Идиот», «Женитьба». Нужно сказать, у нее нелегкая задача, оформляя произведения русской классики, которые укладываются в определенный исторический период, ей необходимо каждый раз как-то разнообразить костюмы. И она справляется, новую «Женитьбу» решила вообще исключительно, костюмы получились красочные и легкие в исполнении. Стефания прекрасный человек, очень отзывчивый, добрый, чужую проблему она тут же пытается решить всеми возможными средствами. Дружить с ней – большое счастье.

"Женитьба", 2014 г.

Наш главный художник Ляля Дмитракова - талантливый сценограф и художник по костюмам, нам с ней интересно и легко работать. Она внимательна к чужому творчеству, не раз говорила, что рада, когда Стефания делает костюмы.

В принципе, у нас в театре можно сделать шикарный музей костюмов, тем более, что они в хорошем состоянии, хоть и пылятся в запасниках. Места у нас, конечно, немного, но небольшая обновляющаяся экспозиция по нашей лестнице, думаю, вполне возможна. Недавно мы с заведующей костюмерным цехом Ольгой Антоновой отбирали великолепные костюмы к спектаклю «Игра в любовь приводит к смерти» («Санин»), видимо, возникала у руководства мысль о создании музея…

-Бывает ли у вас спор с художником по костюмам?

-Да, во время примерки я где-то чувствую себя хозяйкой положения, возможно, иногда излишне. Но художники не обижаются, мы всегда находим общий язык. Я вообще не конфликтный человек.

-И даже с «капризными» артистами конфликтов не бывает?

-Не было конфликтов на моей памяти. Да и какие могут быть конфликты? Артисты все хорошие, красивые, их невозможно не любить. Как можно, например, не любить Мишу Николаева? Мы всех артистов любим и стараемся сделать костюмы, в которых им удобно работать.

-В общем, вы не жалеете, что 25 лет назад пришли в Театр на Васильевском?

-Да, у меня получилось, что хобби превратилось в профессию, основной интерес жизни теперь связан с работой.