ЕЛЕНА РАХЛЕНКО: «Все истинное – от любви»

 
 
   В Театре на Васильевском 2 ноября состоится бенефис заслуженной артистки России Елены Рахленко. Любимица публики  отмечает юбилей, этому событию посвящен бенефисный спектакль «Моя дорогая Матильда», где блистательная актриса играет заглавную роль.
 
   Наверно, сойдись звезды как-то иначе, она все равно стала бы актрисой, поскольку создана для сцены.  Это видно с первого взгляда: невозможно не оценить эту царственную осанку, гордую стать, скульптурную лепку черт лица и совершенно обезоруживающую улыбку. Проверено - в каком бы окружении она ни находилась, на нее обязательно обратят внимание.    
Мадам де Сад
   На небесах изначально все решается правильно, и Елена Рахленко появилась на свет в семье известных ленинградских артистов Марии Мамкиной и Александра Рахленко. В юном возрасте лишившись отца, она по совету мудрого педагога Владимира Поболя пришла с театральную студию, где и встретилась со своей судьбой. Поступок был судьбоносным вдвойне: здесь она обрела чувство сцены, но, прежде всего, здесь она встретила большую и единственную на всю жизнь любовь – Владимира Особика – памятного многим лирического героя из фильма «Дикая собака динго», легендарного царя Федора из спектакля Рубена Агамирзяна «Царь Федор Иоаннович». 
  У Елены Рахленко были прекрасные педагоги: в ЛГИТМиКе она окончила курс Георгия Александровича Товстоногова. На курсе преподавал блистательный Владислав Стржельчик, возможно, природная артистичность  Елены подпиталась еще и от этого источника артистизма. Также на курсе преподавали Марк Рехельс и Аркадий Кацман. Но первым своим учителем она считает отца, а главным – Владимира Особика, мужа, друга, бесконечно любимого человека. 
Они вместе пришли в молодой, недавно созданный Театр на Васильевском. Позже Елена Александровна признавалась: «Это совпало с периодом перестройки, когда душа распахнулась навстречу всему новому. Мы откликнулись на этот зов времени. Впоследствии я не жалела об этом ни одного дня».
Здесь Владимир Особик сыграл свои последние роли, здесь он поставил спектакль-концерт по мотивам песен Леонида Утесова «А у нас есть тоже патефончик» и яркое музыкальное представление по пьесе Юлия Кима «Театр мадемуазель Клерон». В этом «театре Клерон» не главную, но лучшую, по мнению критики, роль сыграла Елена Рахленко.
Очарованный апрель
В основе этого затейливого комедийно-музыкального действа — вымышленная история актрисы эпохи Великой Французской революции, покинувшей пылающий Париж и сценические подмостки ради должности премьер-министра карликового государства. Елена Рахленко играла роль герцогини, брошенной жены, гордой и независимой женщины. Рецензенты писали: «Тонкая, изящная, умная и, наверное, лучшая актерская работа… Спектакль справедливее было бы назвать не «Театр мадемуазель Клерон», а «Театр герцогини Мекленбургской».
Столь же дружно критики отметили роль, сыгранную Еленой Рахленко в спектакле «Тот этот свет», поставленном признанным интерпретатором современной драматиугии Владимиром Тумановым по пьесе Алексея Казанцева.
В сущности, вся роль состояла из монолога героини – актрисы, исполнительницы роли Марии Стюарт, которая зашла в гримерку переодеться и застала там мужчину, былую свою любовь. Партнером Рахленко в этом очень интересном спектакле был талантливый артист Александр Чабан.
Театр мадемуазель Клерон
Режиссер Юрий Павлов вспоминал: «Героиня высвобождалась из огромного черного платья с кринолином, и говорила, говорила, бранилась с кем-то невидимым, кто запер ее, чтоб она не напилась,  рассказывала о жизни, которой живет, жаловалась, злилась, слышала только себя и свою боль, мечась по гримерке… В этой героине было столько погублено, что захватывало дух. Каким-то неизъяснимым образом становилось ясно, как она была прелестна, как полна жизни, как устремлена к счастью, и как это все не сложилось. И что сегодня вся ее жизнь протекает на сцене, а все, что вне сцены – сплошная боль и тоска, и хочется напиться, и уйти в мир грез».
Думается, эта сцена получилась такой впечатляющей еще и в силу каких-то личных, биографических совпадений. Актриса как-то призналась в интервью, что после раннего ухода мужа она живет только тогда, когда выходит на сцену. И эта сценическая  жизнь оказалась чрезвычайно яркой и насыщенной событиями. На сцене Театра на Васильевском она создала такие разноплановые образы, как Фекла Ивановна («Женитьба» Н. Гоголя), Глафира Фирсовна («Последняя жертва» А. Островского), Аграфена Кондратьевна («Банкрот» А. Островского), миссис Фишер («Очарованный апрель» Т. Лина), Мадам де Монтрей («Мадам де Сад» Ю. Мисимы).  Из недавних работ особенно выделяются Госпожа Петрович («Саранча» Б. Срблянович), Ребекка Нэрс («Салемские колдуньи» А. Миллера), Антоновна («Дети солнца» М. Горького), Ральф, Викевич («Антон и шоу-бизнес» Дж. Мартин), Нина Александровна («Идиот» Ф. Достоевского). И, конечно, Матильда («Моя дорогая Матильда» И. Горовица). 
 
Елена Рахленко каждый раз разная, и каждый раз узнаваемая, правдивая, достоверная. Она отнюдь не играет только себя в предлагаемых обстоятельствах, полагая: «В то, что от тебя дальше, вкладываешь больше мастерства – и это всегда интересно». 
Актрисе очень близко игровое начало,  она погружается в стихию игры, купается в ней, увлекаясь этою игрой и увлекая зрителя мастерским лицедейством, интеллигентной, тонкой вязью нафантазированных кружев, сквозь которую совершенно определенно прочитывается биография персонажа, выходящая далеко за рамки событийного ряда на сцене. Так, в спектакле «Дети солнца» по М. Горькому она играет няню Антоновну, которую воспринимаешь не традиционной «народной бабкой», а скорее аристократической гувернанткой, бонной, что бросает дополнительный отсвет на прошлое семьи ученого Протасова – хорошей семьи с правильным воспитанием, красивыми манерами, интеллигентским привычками. Тогда интеллигентность была еще аристократичной, утонченной. 
А в более раннем спектакле «Женитьба Фигаро» она играла уже настоящую аристократку – графиню Розину. И образ получился неотразимо обаятельным и неожиданно комичным. Рецензенты писали: «Графиня (з.а. России Елена Рахленко) являет собой привлекательную эксцентричную женщину. Ее страстный «испанский» танец с Керубино, ее томные взгляды, ее смешное кокетство и неподдельный страх перед мужем, когда Керубино прячется в ее комнате, выдают эмоции, бьющие через край…В ее поведении нет повелительных ноток, видимой дистанции со слугами замка. Она играет вместе со всеми и получает от этого подлинное наслаждение». 
Постановщик спектакля «Мадам де Сад» Владимир Койфман так сформулировал задачу: «Я пытался с математической точностью определить различные полюса, потому каждая женщина – это либо порок, религиозная добродетель, материнство, верность, крайняя степень конформизма».  Рахленко в этом спектакле играет воплощенное материнство, которое может быть и коварным и жестоким, если нужно спасти свое дитя от олицетворения порока, каковым является маркиз де Сад. 
 
Елена Рахленко всегда расширяет пространство роли, соотнося ее с состоянием мира, с системой нравственных координат, которая для нее более основательна и постоянна, нежели изменчивый мир. Играя госпожу Петрович в спектакле «Саранча», поставленном Анджеем Бубенем по пьесе Биляны Срблянович - броско, емко, хлестко, саркастично - она помнит, что в основе, в зерне роли – вывернутая, неправедная ситуация, когда мать и дочь, обе одинокие и несчастные, делают все, чтобы как можно жестче и больнее уязвить друг друга. Замечательный дуэт получился у Е. Рахленко и Т. Калашниковой: сатирическая сценка «мать и дочь» вполне может быть исполнена как отдельный номер..» - писала Людмила Филатова в обзоре «Петербургские театральные сезоны» (2008. Вып.5).
Актриса вспоминает: «Бывает, что люди, которые по природе своей должны любить друг друга, один другого уничтожают. Мать должна любить дочь, а дочь должна любить мать.  И о ком заботиться одинокой матери, как не о дочери, в жизни которой не все гладко? Почему бы дочери,
Моя дорогая Матильда
которая ничего не имеет в жизни, не позаботиться о матери, которая ее родила и воспитала? И в этом смысле эта пьеса зажигает желтый свет: люди, остановитесь, посмотрите, что вы делаете! 
В одном из любимых моих спектаклей «Очарованный апрель» я сыграла  одинокую даму, также закрытую от мира. И, как и здесь, у нее была попытка открыться. Эти два моих персонажа показывают зрителю: не закрывайся от мира, иди к другому человеку, открывайся! Чем больше тебе удастся открыться, тем больше из тебя выйдет тоски и одиночества и войдет природы, солнца, человеческого общения».
 Не закрывайся от мира, иди к другому человеку – это четко сформулированное  жизненное кредо Елены Александровны. «Ад – это другие» – высказывание Сартра совсем не про нее. Хоть, конечно, другие - далеко не всегда рай. Может быть, чистилище, где нужно остановиться, осмотреться в ожидании дальнейшего шага. И шаг она всегда сделает верный и точный, даже если дорога оказывается неизведанной. Так, в спектакле «Антон и шоу-бизнес»  Артем Цыпин поручил неотразимо женственной актрисе две мужские роли. Актриса блистательно перевоплощается, изображая два типа режиссеров – интеллектуала и бессодержательного модерниста, несколькими точными штрихами создает узнаваемые, гротескные, забавные шаржи.
Моя дорогая Матильда
А вот заглавная роль в спектакле «Моя дорогая Матильда» была словно предопределена ей  судьбой. В давнем спектакле «Будьте здоровы!» ее героиню Вивиан называли настоящей леди.  А в «Матильде» она стала настоящей мадам, коренной парижанкой, посвятившей свою жизнь любви к единственному мужчине. Ее Матильда общалась с такими знаменитыми людьми как Джойс, Хемингуэй и не понаслышке знает, что такое праздник, который всегда с тобой.
В  детстве, вспоминает актриса, у нее была такая мадам: «Мои родители, Александр Рахленко и Мария Мамкина,  работали в Театре Ленкомсомола,  мама играла в пьесе «Интервенция» француженку, которая приезжала в Россию свершать великие революционные подвиги. И для того, чтобы ей поставить правильный акцент, была приглашена учительница французского языка. Она была настоящая француженка,  пожилая мадам, примерно то, что мне  предстоит играть в Матильде. Сдружившись с моими родителями, она предложила обучать меня французскому языку. В дальнейшем тренировки было мало, но, видимо, заложенное в детстве, так глубоко западает в память, что потом можно долго оттуда черпать». 
Этот спектакль стал интеркультурной «гремучей смесью».  Пьеса написана американским драматургом И. Горовицем, действие происходит в Париже, постановку осуществил не говорящий по-русски итало-американский режиссер Джон Пеппер. Вырручило то, что речь шла о ценностях, понятных на любом языке.   
Дети солнца
Впоследствии Пеппер вспоминал: «Во время репетиций я начал по-настоящему понимать, почему меня привлек этот проект: это пьеса об эгоистичной женщине, очаровательной для всех, кроме своего ребенка, это пьеса о детях, которые чувствовали себя одинокими в течение всей своей жизни. Это также пьеса о страсти и, наконец, о любви, обретенной в конце жизни. Все эти раны и боль мне знакомы, как и саркастическая манера, свойственная действующим лицам пьесы — как они используют юмор и остроумие для того, чтобы защитить себя.
Опыт Елены, ее такт и благородство по отношению к своим партнерам, ее умение слушать столь велики, что заставляли меня едва ли не бежать на репетицию, чтобы посмотреть, что принесет следующий день, что она предложит...»
Джон Пеппер пришел в театр из кинематографа. В спектакле он использовал кинематографические приемы, активно включил видеоряд. Но прежде всего нужно отметить «по-киношному» крупные планы, на которых играет свою роль Елена Рахленко. Героиня  Рахленко везде и во всем остается истинной женщиной, утонченной и изящной, все ее движения и фразы пропитаны французским достоинством и шармом. Элегантная, умная, саркастичная, грешная и женственная Матильда Елены Рахленко выводит спектакль на новый уровень, ироническая мелодрама постепенно превращается в лирическую драму с открытым финалом. Рахленко и ее партнеры – Наталья Круглова и Владимир Постников – ведут волнующий разговор о неизбывном стремлении человека к счастью, о правах любви – все ли дозволено во имя ее… 
С Татьяной Калашниковой в спектакле "Саранча"
Матильде важно получить подтверждение, что эгоизм по отношению к дочери оправдан былым большим чувством к мужчине – отцу приехавшего в ее дом американца.  И потому она рада возникшему между ее дочерью и  американским гостем чувству. «Любите друг друга, как любили мы, и будьте счастливы!» - говорит Матильда и покидает сцену.
Вообще-то Елена Рахленко – страстный адвокат любви, она убеждена: «Любовь – это как божий дар, он либо в тебе есть, либо его нет. И если я чем-то сильно одарена, то вот этим: во мне бесконечное количество любви и, что самое невероятное, я без конца получаю ее от других. Может быть, поэтому я не чувствую себя одинокой, хотя я одна. Может быть, поэтому я не чувствую свой возраст. Это такая прописная истина, что любовь правит миром. Любовь между мужчиной и женщиной, матерью и ребенком… А искусство – это та же любовь и, если что-то совершается без любви или в отместку любви, то, как правило, задуманное не состоится, потому что там нет света. Как говорил Володя Особик, и я вслед за ним повторю: в искусстве есть истинное, а есть от лукавого. Все истинное – это от любви».
С тем и живет замечательная актриса, тонкий, умный, чуткий человек, потомственная ленинградская интеллигентка Елена Александровна Рахленко.