Юрий Ицков: «Главный герой в этом спектакле – зритель»

   В Театре на Васильевском состоялась премьера спектакля «Ромул Великий» по пьесе Ф. Дюрренматта. Поставил спектакль молодой режиссер, лауреат премии «Прорыв» Денис Хуснияров. В роли последнего римского императора Ромула – народный артист России Юрий Ицков.

   Биографическая справка. Ицков Юрий Леонидович родился 29.05.1950 г. в Москве. Закончил Дальневосточный институт искусств г. Владивостока. В 1971-1979 г.г. – актер Иркутского театра им. Охлопкова; 1979-2001 – актер Омского академического театра драмы. С 2001 г. - актер Театра на Васильевском.

   Многие роли, сыгранные выдающимся артистом на  сцене Театра на Васильевском, увенчаны наградами: цензор Сакисака в спектакле «Академия смеха» (призы в номинации «Лучшая мужская роль» на фестивалях «Балтийский дом» и «Славянские театральные встречи»), Передонов в спектакле «Вертепъ» по роману Ф. Сологуба «Мелкий бес» (приз за «Лучшую мужскую роль» на фестивале «Славянские театральные встречи»), Карибальди  в спектакле «Сила привычки» Т. Бернхарда (номинация на премию «Золотая маска»). За неожиданное решение роли Бориса Чепурного в спектакле «Дети солнца» по М. Горькому артист получил Почетный диплом на VI Российском театральном фестивале имени Горького в Нижнем Новгороде. 

    Юрий Ицков много снимается в кино. Его фильмография насчитывает более ста кинокартин. Среди них: «Тайны следствия», «Винтовая лестница», «Фаворит», «Итальянец», «Бандитский Петербург», «Секретная служба Его Величества», «Группа «Zeta», «Игра», «Мушкетёры Екатерины», «1814», «Литейный», «Морские дьяволы», «Государственная защита», «Дорогой мой человек», «Профессионал», «Григорий Р.», «Батальонъ», «Следователь Тихонов», «Петля Нестерова», «Кумир», «Контрибуция», «Перегон», «Адмиралъ», «Небесный суд», «Белая гвардия».   

    -Юрий Леонидович, пьеса «Ромул Великий» помимо того, что это блистательная литература, потрясает актуальностью звучания. «Кто хочет избежать большого скандала, нарочно устраивает маленький»; «Всех теперь можно купить, ваше величество» - после таких реплик в зале обычно возникают аплодисменты. Это ведь вы предложили пьесу Дюрренматта театру?

    -Накануне нового сезона режиссер предложил к постановке замечательную пьесу Эжена Ионеско «Король умирает». Я перечитал ее, и она мне показалось в какой-то степени политической декларацией, что, в общем, не умаляет ее художественных качеств. Но я вспомнил другую пьесу, написанную крупнейшим европейским драматургом, жесткую, смешную, позволяющую фантазировать и, к сожалению, всегда актуальную. Режиссер прочел, пьеса понравилась, сложно было предположить, что она не понравится. Вот так и появился в репертуаре «Ромул Великий». Но это вовсе не оттого, что роль, якобы, на меня. Я вообще противник того, чтобы на кого-то из артистов брали пьесу. Да, пьеса берется, если в театре есть соответствующий артист. Как, например, Товстоногов решил ставить «Идиота» только тогда, когда увидел Смоктуновского. А не потому, что вот у нас есть артист, и мы на него ставим спектакль. Этого делать нельзя, это провинциальная и абсолютно пагубная затея. Я считаю, что в первую очередь пьеса должна быть интересна и полезна театру.

-Артист должен терпеливо ждать своей роли? Не проявлять инициативы, не предлагать пьесы?

-Артист не должен предлагать ничего. Ну, может быть, только какую-то самостоятельную работу. Для того существуют руководители, чтобы ежесекундно думать о том, что у них происходит в театре, как заняты артисты, кто из них может играть, а кто не очень. Делом нужно заниматься серьезно – вот и весь простой подход. Любым делом, не только театром, и тогда мы стали бы жить лучше.

-Кажется, в вас говорит ваш герой…Слышала, вы даже свою собаку назвали именем Ромула…

-Я пьесу давно прочел, она мне очень понравилась, она совершенная в своей загадочности и вместе с тем в своей ясности. У меня был пес породы боксер, я назвал его Ромул, по характеру он абсолютно из этой пьесы, такая собака-клоун.

-Тем не менее, эту блистательную пьесу почему-то редко ставят.

-У этой пьесы очень странная судьба, она крайне редко идет. Я только слышал, что когда- то в Ленкоме у Марка Захарова режиссер Петр Штейн (не путать со знаменитым Питером Штайном) поставил «Ромула Великого», но спектакль прошел как-то незаметно. И потом, когда мы уже приступили к репетициям, узнал, что в Театре Комедии спектакль  ставил Лев Стукалов, а главную роль играл Анатолий Равикович, но, судя по всему, событием это тоже не стало.

-Зато сейчас в Петербурге  предполагаются два «Ромула» - в Театре на Васильевском и в «Балтийском доме».   

-А почему бы нет? Могут ведь быть три «Грозы», несколько «Чаек». Право художника, пожалуйста.

-В пьесе жена обвиняет Ромула: «Ты шут». В какой-то степени он действительно шут, комедиант, провокатор. Похоже, это сейчас распространенный тип политика?

-Когда человек говорят правду, причем, говорит какие-то очевидные вещи, его нередко называют шутом, клоуном, диссидентом. Вспомните академика Сахарова, он говорил с трибуны обыкновенную правду, а многим это казалось клоунадой, шутовством. Но потом оказалось, что в исторических событиях еще непонятно и неизвестно, кто на самом деле клоун.

С другой стороны… Достаточно включить, например, шоу Владимира Соловьева, послушать фразеологию участников -  когда украинцы против нас, мы против них… Я специально смотрю, чтобы понять, до какой степени сумасшествия и безумия можно дойти. Оказывается, можно доходить даже до самого края, предела у этой степени нет. А они на полном серьезе выступают и думают, что делают важное  и нужное дело, каждый защищает свою страну. В этой сфере все очень сложно и вместе с тем очень просто.  Простота - высшая форма сложности,  не та, которая хуже воровства, а в смысле - все гениальное просто. Но постижение этого, конечно, требует внутреннего усилия.

-Мы сейчас много говорим о патриотизме. Ромул видел свой патриотический долг в гибели империи.  Образ крайне неоднозначный, и сам автор говорит в послесловии, что герой не должен слишком быстро завоевать симпатии публики.

-Я, естественно, думал про это, а потом понял тоже очень простую вещь. Главный герой здесь – зритель, который должен определяться в своем отношении к происходящему, в своей позиции. Один поймет так, другой иначе… Но если люди задумаются, это уже очень важно. Однозначно определять, что есть истина, я бы побоялся.

-Вы считаете, у артиста не должно быть четкой позиции – идейной, социальной, философской?

-Она у меня есть. Но я предлагаю каждому из зрителей выработать свою позицию. Потому что театр - это не отображающее зеркало, а увеличительное стекло. Но и зеркало  отображает того, кто в него смотрится. А смотрится в него зритель. Вот так, мне кажется.

-В последнее время очень популярен театр политический, документальный. Осмысление современных событий с помощью исторических сюжетов и мифов не является ли анахронизмом?  «Ромул Великий» - пьеса иносказательная, говорит эзоповым языком, не прямыми смыслами.

-На мой взгляд, она говорит очень прямым языком. А один тип театра другому не противоречит,  чем больше разных видов, тем лучше. Единственное требование – это должно быть талантливо, вне зависимости от того документальное это зрелище, или какое-либо иное. Перефразируя Ахматову, могу сказать: никто не знает, из какого сора растут цветы.  Пусть будет больше разных театров, пусть цветут все цветы…

    Я всю жизнь утверждал: любой, даже плохой театр в маленьком городе есть благо, это лучше, чем пивная, чем торговый центр, потому что уводит людей от житейских будней и все равно заставляет о чем-то думать.

-Вы благодарный или строгий зритель?

-Я благодарный, но строгий, для меня, повторюсь, очень важно талантливо или нет. Если нет, извините, не буду смотреть.

-В этом сезоне номинирован на «Золотой софит» спектакль Театра на Васильевском «Камень», в котором ваша жена Надежда Живодерова играет, на мой взгляд, ключевую роль.

-Я, конечно, рад, хотя думаю, что наш театр не получит премию, здесь включаются не художественные механизмы, для меня в этом вообще никакой тайны нет, я долго был в руководстве СТД, и вообще очень долго занимаюсь театральным делом, сколько живу, столько занимаюсь.

-Тогда переключимся на кино. Вы заняты во многих главных и лучших сериалах. Это принцип вашего отбора?

-Не во многих, к сожалению, но  в каких-то занят. Кино - это вообще отдельная история, артист не может угадать, во что все выльется в результате, многое зависит от того, как решит режиссер, смонтирует монтажер. Можно думать, что сыграл потрясающе, а роль на экране получится пустяковой. А может быть наоборот. Вот меня уговорили на проект «Небесный суд», я ради знакомой согласился сыграть бесплатно. Оказалось, что сценарист и режиссер Алена Званцова – замечательный, талантливый человек, ее проект просто фантастический, он получил хорошую прессу, был показан за границей. И роль получилась, чего поначалу не ожидал. Нам не дано предугадать….

    К Сергею Снежкину я сознательно иду на любую работу, знаю, что он очень умный режиссер, он не предложит то, что мне не подходит, а пригласит туда, где я необходим как артист. Хотя может и экспериментировать, я с удовольствием иду ради эксперимента, и, как правило, что-то из этого получается.

-Недавно из Киева в Петербург переехал талантливый режиссер Владимир Балкашинов. Вы ведь у него снимались в сериале «Война», который пока не вышел на экраны?  

-Я  удовольствием у него работаю, потому что он совершенно актерский режиссер, очень точно знает, чего хочет добиться от артиста.

-Режиссер приехал из Киева, потому что там практически прекратилось кинопроизводство. Мы здесь тоже постоянно говорим, что у нас упадок и кризис. Но коль сюда все-таки едут, может, не такие уж плохие дела?

-Фильмы все-таки снимаются, не так бурно, как хотелось бы, но… Денег-то нет, стадион надо достроить! Все уже за голову хватаются, этот стадион вообще превратился в какой-то современный символ, упаси Господь! Чего вы беретесь, если не можете, ну, попросили бы турок, тогда еще можно было, они бы построили это за два-три года. Но ведь выгодно, когда миллиарды туда, миллиарды сюда… А на эти деньги столько дорог можно отремонтировать! У нас трубы без конца рвутся, так надо этим заняться не для галочки, не для того, чтобы украсть, а просто положить нормальные трубы и нормально сварить. И вообще, давайте сначала культуру развивать, а потом уже заниматься стадионами, летающими  тарелками… Вот на это оптимистической ноте позвольте и завершить. (Смеется). 

-Тем не менее, будем надеяться, что еще много интересного увидим на сцене и экране.

-Будем надеяться, что нам еще остается.   

Беседовала Татьяна Коростелева