Премьера. Сочинение по Шукшину

    Василий Макарович Шукшин (1929-1974) умер, как известно, больше сорока лет назад, но удовольствие от его текстов и фильмов не кончается.  Притом что нет ни страны, их породивших, ни уклада, о котором он писал.  В чем причина такого художественного долголетия – тема отдельных штудий и рефлексий, но факт остается фактом: Шукшина ставят много, и в том числе – в Петербурге. Шукшина играют в «Бродячей собаке» и на других небольших площадках, не так давно вышел спектакль по его рассказам в Театре им. Комиссаржевской, и вот – «Охота жить», постановка по прозе В. М. Шукшина в Театре на Васильевском.

Муж одной актрисы, исполняющей небольшую, но эффектную роль (а, впрочем, там все такие) в этом спектакле, говорил мне:

- Наташа была нездорова, играла с температурой.

- А так и не скажешь. Отлично играла!

- А на сцену нужно выходить больным или уставшим. Тогда не переигрываешь, сил не остается.

      В спектакле «Охота жить» из двадцати пяти человек, участвующих в постановке, не переигрывает никто – ну, или почти никто, и вряд ли на вооружение взят именно вышеобозначенный способ: сил исполнителям требуется немало, постановка длится четыре с половиной часа: и поют люди, и танцуют (хореография - Сергей Агафонов), и вообще двигаются много, как всегда у постановщика Романа Смирнова. И дело не только и не столько в органической одаренности актёров – хотя, разумеется, и в этом тоже. Режиссер, по его собственному признанию, при подготовке спектакля избрал метод, когда каждый может выбрать роль по росту, по возможностям, по таланту и внутренней предрасположенности, и этот тот нечастый случай, когда свобода и демократия в театре – работают.

       «Я думал о спектакле по Шукшину лет пять, наверное, делали мы его вместе с труппой – год, – говорит режиссер, - я собрал труппу, сказал: вот есть мысль сделать что-то по Шукшину. Как? Давайте думать вместе. Идею просто взять несколько новелл, и каждую поставить отдельно, как это обычно делают, когда играют Шукшина, мы отвергли сходу и стали искать что-то другое. Это был серьезный риск, и я благодарен руководству театра, государственного учреждения, между прочим, что оно на это пошло. В конце концов, есть от чего испугаться, когда на вопрос «когда будет окончательно готова инсценировка», тебе говорят: на следующий день после премьеры».   

    Придумали в итоге следующее: молодой парень Степка (Роман Зайдуллин) возвращается из тюрьмы. Его радостно встречает родная деревня, начиная от семьи и кончая представителями власти (милиционер, председатель колхоза и проч.), но в самом конце выясняется, что отношения его с пенитенциарной системой на этом не закончены… Рассказа с подобной фабулой у Шукшина нет, но в тексте спектакля нет ни единого слова отсебятины, все реплики принадлежат его персонажам, а история изложена вполне внятно и органично с помощью отдельных сценок из его произведений, образующих с одной стороны ревю с эффектными номерами наподобие эстрадных (и есть сцены и вправду уморительные, мы же помним, что потенциал комического у Шукшина со всеми его чудиками колоссальный), с другой стороны - ткань событий сплетена очень прочно, в том числе благодаря музыке: забубенная советская эстрада 1960-70-хх, народные песни, в том числе известные нам по фильмам Шукшина (концертмейстер - Екатерина Григорьева, музыкальное оформление - Владимир Бычковский). Костюмы тоже аутентичны: женские брючные костюмы, шляпы, клешы, пиджаки и рубахи попугайских расцветок (художник - Ника Велегжанинова).

       Роман Смирнов выступил здесь не только и не столько как режиссер в прежнем смысле, сколько как сочинитель спектакля. Он и формальный автор окончательной инсценировки (соавтором обозначен Артем Цыпин), и идеолог сценографического решения, довольно лаконичного - вдоль задника стоят деревянные полки, легко трансформируемые в лавки и столы, поскольку заканчивается всё, как и в спектакле Романа Смирнова «Квартирник» по песням и стихам Алексея Хвостенко, всеобщим застольем, в котором при желании могут принять участие и зрители из первых рядов, такой вот интерактив: картошка с селёдкой настоящие. Да и водка тоже.

       Получилось бойко, весело и нежно. Ведет спектакль, конечно, Артем Цыпин, признанный лидер труппы, нигде, впрочем, не перетягивающий одеяло на себя. Отлично сделал роль весёлого шофёра Тадас Шимилёв, что непросто – ведь у всех в памяти Пашка Колокольников из фильма «Живет такой парень» в исполнении Леонида Куравлева. Превосходен дуэт Натальи Лыжиной и Давида Бродского, исполнивших коллизию из рассказа «Сапожки». Но повторюсь, справедливости ради, выделять нужно всех, участвующих в постановке, источающей колоссальный заряд душевного здоровья.

      Когда человек здоров? Когда все его системы работают исправно. И в организме этого спектакля (простите за избитую метафору) все системы работают без сбоев и в охотку. Охота жить, как и было сказано.

Сергей Князев

Опубликовано в газете «Деловой Петербург», 2016, июль