МЫ ТОЛЬКО АРТИСТЫ… БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК АЛЕКСАНДРА РАХЛЕНКО

Александр Григорьевич Рахленко в 1940 году окончил Ленинградский театральный институт, курс Л. Вивьена и Б. Сушкевича, затем был призван в армию и шесть лет служил актёром во Фронтовом блокадном театре Краснознамённого Балтийского флота (КБФ), выступая перед войсками Ленинградского фронта и КБФ.

После демобилизации в 1946 году вместе с женой, актрисой М. Ф. Мамкиной, был принят в труппу Ленинградского театра им. Ленинского Комсомола (ныне театр—фестиваль Балтийский дом). В 1946—1957 годах — актёр, в 1957—1959 годах (после ухода Г. А. Товстоногова) — главный режиссёр театра им. Ленинского Комсомола.

В 1952 году поставленный Г. А. Товстоноговым и А. Г. Рахленко спектакль «Дорогой бессмертия» по книге Ю. Фучика «Репортаж с петлёй на шее» был награждён Сталинской премией.  А.Г. Рахленко награждён орденом Красной звезды, медалями. Неоднократно записывался на Ленинградском радио, принимал участие в концертах.

 

В Театре на Васильевском работает дочь Александра Григорьевича – заслуженная артистка России Елена Александровна Рахленко.

В эти знаменательные дни 75-й годовщины освобождения Ленинграда от блокады публикуем блокадные дневники артиста.

Выделения текста – наши. – Ред.

22 июня 1941 г.

Война!!! Вот она. А было все так же, как и многие дни назад. В 5 часов тревога, должен бежать сообщить тов. старшинам. Обычно бегаем вдвоем, но сейчас бегу один. Приходим в команду, и нам сообщают о войне. Воспринимаю известие, как-то не оценивая серьезности дела. Только в 12 часов после речи т. Молотова понял, что это такое. Никакого волнения и страха не ощущаю.

 

23, 24 июня

Дни проходят в бешенных репетициях концертной программы. Тревоги, налеты.

 

24 августа

Мы только артисты,

Но коль будет нужно,

Мы в бой вместе с вами

Все двинемся дружно.

 

Этими словами мы заканчиваем программу. Сейчас настал день, и мы меняем служение народу через театральные спектакли, через Мельпомену, на настоящие боевые дела.

Митинг, выступления, Беспрерывная стрельба с кораблей и по городу. Каковы наши задачи, еще не знаю. Ощущения страшной опасности внутри пока нет. Таллин! Никогда не думал, что мне придется его защищать.

 

25 августа

Боевое задание №1

Прикреплены мы к комендантскому управлению. В 10 часов утра отправляемся рыть последнюю линию укреплений в городе под непрерывно рвущимися снарядами. Чувствуешь себя не очень приятно, но первый страх быстро проходит.

Случайно ушли с одного места, и через 10 минут туда легло 6 снарядов.

 

26 августа

В 6 часов утра разбудили и приказали идти на транспорт (эвакуация).

Транспорт – ледокол «Суур Тыл». Трое суток на рейде. Обстрел и налеты самолетов. Вахты и чудовищные пожары.

 

29 августа. 16.45

Походное эстонское командование отказывается вести корабль. Единственные военные люди – мы. Несем вахту, Мины, налеты. От напряжения болит шея.

 

30 августа

Кронштадт. Рейд. Концерт на «Суур  Тыле».

 

31 августа

Ленинград. Сообщение о гибели товарищей.

 

1 – 20 сентября

В Ленинграде с 8-го налеты. Ходим в театры, готовим программу.

 

20 октября

В 11 часов начался концерт у саперов. Обедали, затем опять концерт. После концерта сразу же отправляемся на батарею. Играем концерт на открытом воздухе. И оттуда, в 8 часов вечера на машине едем опять на концерт на батарею. 5ый концерт. Сил уже почти нет. В 23.05 грузимся на катер. Темнота страшная. Переправляемся на остров Пиассаари. И тут началось!!! 5 км по камням, которые в темноте оказываются почему-то между ног у живота. Остров очень узкий. Финны под носом. В темноте раздались звуки выстрелов, а затем и разрывов финских снарядов, летящих через нас на другой остров. Кое-как добрались до какой-то землянки. Переспали и в 5.30 утра уехали на машине по берегу до части. И прямо в кают-компанию.

 

18 ноября.

Репетируем «Свадебное путешествие». Настроение в связи с этим лучше, но приходится иногда отвлекаться по разным вещам (тревоги и пр.)

 

6 декабря

Блокада… Почти голод. Налеты, артиллерийские залпы. Мороз, темнота. И несмотря на это, он никогда не может быть побежден. Сейчас я в это верю, как никогда. Еще немного и город оживет. Вот тогда он будет завален продуктами, светом, теплом и это будет по заслугам. Как хочется мне, чтобы все города знали о том, как живет осажденный Ленинград. Мне кажется, что люди, сидящие в местах эвакуации, не могут этого себе представить. Хочется пережить все это, чтобы вспоминать об этом и относиться к жизни иначе, более внимательно, хорошо работать.

 

19 декабря

Чудесный вечер! Спектакль у разведчиков. Организатор – бывший Кастелио – он в прошлом танцор-акробат, ныне знатный разведчик, награжденный орденом Красного Знамени. Играли спектакль с большим подъемом, легко, получил удовольствие. Кастелио рассказывал, что сегодня ночь будет интересной. Все те, для кого мы играли, в два часа ночи отправятся на позицию, и начнется наступление. В подтверждение этому с 5.30 до 8.30 били тяжелые орудия батарей и кораблей. Он сказал нам, что в Ленинград прибыло два эшелона с продовольствием, а к Новому году все должно резко измениться на ленинградском фронте. Ах, если бы!

Спектакль и концерт прошли очень хорошо. Народ реагировал живо и весело. После спектакля все спустились в кают-компанию, где состоялся ужин. Все, конечно, пребывали в молчании и сосредоточенно жевали. Я даже объелся и обпился чаем. Еле дошел домой. Как этовредно, за полчаса съесть столько, сколько съедаешь за целый день. Сейчас читаю «Антоний и Клеопатра» Шекспира.

5 января 1942 г.

Мне кажется, что, когда я вчера читал Маше (актриса Мария Мамкина, жена А.Г. Рахленко. – Ред.) «Трех сестер», я понял, как нужно играть эту пьесу, а особенно первый акт. Никакой грусти – юмор, веселье. Как мы гробили, когда играли!

 

3 февраля

Ленинград – это сейчас не город, а Мертвое место. Воруют хлеб. Молодого парнишку, который украл хлеб у девочки, избивают, а он ест под ударами! Рубят парковые скамейки и ограды.

 

20 февраля

И живу я, веруя в то, что повторятся минуты высшего наслаждения творчеством. Мечтаю и жду театра, где каждый вечер был бы так же наполнен, как 20-е февраля 1941 г. (состоялась премьера спектакля «Заговор Фиеско в Генуе»Шиллера. – Ред.). Ленинград! Когда же, наконец, ты сумеешь вместить в себя опять культурные учреждения? Ты сейчас, как больной великан, которому необходим хлеб и больше ничего.

Но когда будет хлеб, питание, и электрический ток потечет по жилам твоих трамвайных и квартирных магистралей, когда враг будет у ворот твоих уничтожен и, наконец, когда кончится эта проклятая, навязанная нам извергами война, о, как ты восторжествуешь! Как интересно будет работать в этом выздоравливающем городе, играть спектакли для обновленных людей, вызывать у них благодарные слезы и рукоплескания. Скорей бы это время!

1 марта

Вошь! Кошмар! Ничего писать не буду.

 

2 марта

Купил Оскара Уайльда. Всех охватила книжная горячка.

 

3 марта

Вошь была случайной…

 

14 марта

Честно скажу, что если все для меня кончится благополучно, ибо в общем благополучном исходе я не сомневаюсь, то мне будет приятно жить и, вспоминая, рассказывать об этих днях людям, которые, даже напрягая свою фантазию, не могут себе представить, что такое морская война, блокированный город. И действительно, может ли мой брат представить себе Ленинград, трепетно ждущий трамвайного движения, света, воды, хлеба и пайка, когда он его знает цветущим, культурнейшим центром, гордостью всей нашей страны? Разве можно вообразить себе, не видя покойников на саночках, лица людей, которые от голода становятся неузнаваемыми. Разве можно представить, не испытав, налеты самолетов на корабли в безбрежном морском просторе? А что еще ожидает меня впереди? Не буду сегодня об этом думать…

 

Первое мая

В октябре я был убежден в том, что 1-е мая, мой любимый праздник, мы будем встречать в Ленинграде спокойно, и война будет проходить далеко от него… И вот сегодня торжественный день. Правда, в этом году это день труда и борьбы, но все же чувствуется праздничный подъем. Погода способствует этому. Солнечный, теплый, ясный день. Ночью мы думали, что будет налет. Но его не было. Встал утром рано. Надел праздничное обмундирование и спустился вниз на праздничный завтрак. Затем состоялось торжественное собрание. Поднялся к себе в комнату и решил написать открытки в Томск и Казань. Не успел закончить писать, как вдруг взрыв, как будто что-то очень тяжелое обрушилось совсем рядом. Зазвенели разбитые стекла. Крики раненых и команда: «В бомбоубежище!»

Обстрел. Систематический, медленный. Сквер на пл. Труда возле нашего подъезда усеян трупами и ранеными. Люди мирно сидели и грелись на солнышке. Наша машина нагружается ранеными. Убитых оставляют лежать на площади.

И тут совсем не праздничное ощущение сгущается еще тем, что люди, которые только чудом остались жить, вместо того, чтобы укрыться, шарят в карманах убитых и ищут карточки!!! Вот это ужасно! Первое мая! Вот что переполняет – ненависть к врагу. Испортить такой праздник!

Вечером был спектакль «Парень из нашего города». После спектакля пришлось окружным путем возвращаться домой из-за того, что мост был разведен. Великолепная лунная майская ночь, Нева с силуэтами громадных кораблей. Суровыйи великолепный вид. Хочу верить, что май 43-го года буду встречать в совершенно другой обстановке!

 

11 месяцев войны

Сегодня 11 месяцев войны – большой срок. За это время много пережито каждым из нас и всей  страной.

Сейчас очень радуют сводки с Харьковского направления. Вчера ночью говорили по радио о таком напоре, что немцы не успевают забирать с собой не только вооружение, но даже кухни, и наши бойцы после жаркого боя обедают немецкой едой.

Итак, 11 месяцев! Что же произошло у меня? Работал я не хуже других, концертных номеров было у меня порядочное количество. Сделал две роли, работаю сейчас над третьей. Повидал много людей, мест, и опасных переделок тоже было довольно. Внутренние изменения несомненны. Во-первых, появилась какая-то серьезность и сухость. Исчезла, мне кажется, юношеская восторженность, но это до первых хороших дней. За время войны появилось и другое качество. Это очень сильная любовь к родным и близким.

Должен также отметить, что мечты о будущем, т.е. о театре, в котором хочу работать, не покидали меня никогда,и это мне помогло перенести кошмарное время декабря-апреля месяцев.

 

18 января 1943 г. Кронштадт.

Около 11 часов вечера  - вдруг радио:

Внимание! Наши войска прорвали блокаду Ленинграда!!!

Дожили все-таки до этого! У меня крик вырвался непроизвольно… Когда объявили публике, что с нею творилось!

 

Чистый город

Почему чисто и нет мусора? Раньше человек покупал в магазине булочку, пирожное, съедал его в сквере и бросал бумажку. То же происходило с кульками из-под конфет или обертками мороженого. Теперь ничего этого нет. Чисто, как на столе у бедняка, который вылизывает тарелку и собирает со стола крошки. Окурки!!! Сколько вас валялось в прежние времена на тротуарах! А сейчас никто не может позволить себе роскошь, пачка папирос стоит от 80 до 100 рублей. И если уж курить, то, конечно, дома, создавая из этого специальное занятие.

Болезненная чистота. Но все-таки приятно. Как все боялись, что весной Ленинград утонет в воде, грязи и прочих «приятных» вещах. Но воля человека – огромное дело. Убрать нужно – и убрали. Жаль, что актер не может приучить диафрагму не провисать, когда ему нужно играть радостного, смеющегося человека…

Вчера ночью с концерта мы шли пешком от самой Военно-медицинской академии до пл. Труда и шли, как по паркету. Красив ты, Ленинград, все-таки!

Когда-нибудь наши потомки далекие, лет через 600 будут, если случится, говорить на уроке истории о сегодняшних днях и обязательно вспомнят про этого Красавца времен блокады. Луна освещала темные дома, и даже не отражалась в покрашенных куполах соборов и шпилях.

Все притихло в могучей злобе…