АНТОН И ШОУ-БИЗНЕС

В Театре на Васильевском 28 и 29 апреля состоится премьера комедии «АНТОН И ШОУ-БИЗНЕС» по пьесе Джейн Мартин
Эта пьеса впервые ставится на русской сцене. Театр на Васильевском предлагает абсолютный эксклюзив – сатирическую комедию «Антон и шоу-бизнес» в переводе и постановке ведущего артиста театра Артема Цыпина.
«Антон и шоу-бизнес» - первая самостоятельная режиссерская постановка известного артиста. В качестве второго режиссера Артем Цыпин работал с Романом Смирновым над спектаклем «Татуированная роза».

-Артем, давайте все-таки начнем с актерской стези, которая вела вас от почти полного отказа от театра до положения ведущего артиста труппы, лауреата престижных премий. Что это, на ваш взгляд: случайность, везение, закономерность, судьба?
- Честно говоря, даже не знаю, как со мной это случилось. На рубеже 2000-х годов, когда я уже довольно много играл на сцене Театра на Васильевском, мы приехали на гастроли в Минск, и вот, во время интервью на радио меня спрашивают: «Как вас представлять, вы ведущий артист?» Я растерялся, а Виктор Павлович Шубин, замечательный артист, мастер, светлая ему память, тогда сказал: «Он ведущий, ведущий, так и объявляйте». Я сам не понял, как стал ведущим… Наверно, сказалось то, что я всегда хотел много работать, а в мастерской моего учителя Льва Абрамовича Додина это не очень-то удавалось. И я ушел диктором на радио, это была целая эпоха, хоть и краткосрочная, я вспоминаю о ней, как об очень важном для меня этапе, и в человеческом плане, и в смысле совершенно новых навыков. Но я очень соскучился по сцене и когда вернулся в театр после нескольких лет мытарств, был жаден до любых ролей. Да, наверно, все-таки стечение обстоятельств. Но, думаю, не обошлось и без вмешательства каких-то высших сил.
Мне очень понравилась атмосфера свободы, которая накрыла меня здесь, в Театре на Васильевском, и, вероятно, как-то по-иному раскрыла меня. Может быть, мне повезло, поскольку я сразу влетел в работу - в небольшую роль Пьера в спектакле Анджея Бубеня «Дон Жуан». Дальше обстоятельства складывались так, что я получил сразу две главные роли (в «Фигаро» и «Моём загляденье»), то есть, меня серьезно впрягли, и нужно было везти, чтобы не останавливались ни собственная телега, ни общий воз. Оглядываясь на прошлое, я иногда думаю, что у меня, слава Богу, много ролей, но вот таких главных сейчас, может быть, и не осталось. Тогда получился очень сильный толчок, после которого мне уже было не остановиться. Мне даже кажется, что каждый год от роли к роли происходил творческий рост, я шел вверх, ступенька за ступенькой. В общем, что-то повело, наверно, судьба… Честно говоря, мне как артисту в последнее время не хватало новых ступенек. Хотелось, чтобы такую высоту поставили, на которую не прыгнуть. Страшно, конечно, если не прыгнешь, зато есть азарт, побуждающий это сделать. Когда предлагаются очередные высоты, пусть даже хорошие, но не рекордные, тебя бросает в нечто привычное, ты не совершаешь открытий. Хочется расти, а планка не всегда высока…
- Режиссура - это новая высота?
- Лет десять назад в интервью Людмиле Филатовой я признался: «Право на режиссуру дается свыше. Жду, когда прозвенит звонок». И, наверно, если бы не Владимир Дмитриевич Словохотов, который подвигнул меня на этот проект, я бы еще долго ждал звоночка. Я этого хотел, много об этом думал. У меня есть друзья, которые говорят: «Какой ты артист, ты слишком серьезный, рациональный, тебе нужно заниматься режиссурой». Чаще всего это люди, которые не видели меня на сцене, они просто общаются со мной в другой жизни и знают мой характер. Шанс заняться режиссурой был еще в институте, у нас ведь был актерско-режиссерский курс, и я волею судьбы попал в спектакль «Гаудеамус», где была занята, в основном, режиссерская часть курса, Лев Абрамович в каких-то заданиях предлагал мне присоединиться к будущим режиссерам. Но, вероятно, робость помешала, и вот я с этой робостью дожил до солидных лет (улыбается – Ред.). То есть, мне кажется, внутренняя готовность была давно, но я из тех людей, которым нужен импульс. После того как я этот импульс получил, и Владимир Дмитриевич дал добро на постановку, на первых репетициях я плавал, барахтался, чувствовал, что плыть умею, но в то же время боялся утонуть. Но… спасение утопающих дело рук самих утопающих, я почувствовал вкус к этому и понял, что многое уже дано и многое могу давно.
При этом у меня сложились одновременно простые и очень сложные обстоятельства. Я работаю со своими коллегами, с которыми знаком много лет, они меня знают как приятеля, мы совсем на «ты». А в режиссерской профессии нужно хотя бы немножко быть на «вы». Хотя… Когда знаменитую киноактрису Шарлотту Ремплинг спросили, как ей работалось в фильме сына-режиссера, она очень точно сформулировала режиссерскую задачу: режиссер должен быть проводником своей мысли, неважно, как он будет этого добиваться – тоталитарными методами, с помощью любви, хитрости или юмора… Форма не главное, важна мысль, вложенная в уста и, от себя добавлю, - в сердце артистов. Думаю, мне есть что вкладывать, только форма «вложения» для меня упростилась и усложнилась одновременно. Иногда я, повышая голос на репетиции, сам себя не узнаю… А девочки говорят: «Между прочим, тебе это идет, ты с нами построже».
- Так что, новые качества характера пришлось вырабатывать?
- Главная спасительная палочка-выручалочка - это чувство юмора, правда, не всегда его хватает. Иногда раздражаешься, а раздражение - это главный враг общения. Я не хочу изменить себе, повысить лишний раз голос или больно уколоть исполнителя, мне кажется, это закрывает артиста, а не открывает. В то же время вижу, что какие-то тайные режиссерские ходы нужны, поэтому у меня сейчас в голове решается сложный вопрос: как остаться хорошим человеком и при этом стать приличным режиссером (улыбается – Ред.).
Команда в спектакле собралась замечательная. Совсем недолго мы работаем с хореографом Машей Кораблевой, но сердце мне подсказывает, что это мой человек, все, что она делает, мне нравится. У нас были споры с музыкантом Виктором Волной, он предпочитает классический джаз, а мне хочется какого-то музыкального хулиганства. Но, разойдясь, мы почувствовали, что сходимся еще ближе, его скрупулезность нас всех дисциплинирует. Ляля Дмитракова - великолепный художник, друг, ее вкусу я абсолютно доверяю. Надеюсь на блистательную работу художника по свету Владимира Ивановича Рожкова, в этой истории очень важна визуальная разница между жизнью, о которой мы мечтаем, и жизнью, которой мы живем.
Главные впечатления, по которым я пытаюсь сложить звучание этой истории, почерпнуты из фильмов Боба Фосса «Кабаре», «Весь этот джаз». Там музыка становится горьким, ироническим комментарием к нашей непростой жизни, к миру театра, миру кулис. Он делает это весело и отчаянно, вот если хотя бы на йоту приблизиться к такому настроению…
Как бы там ни было, не знаю, какой получится результат, но внутренне мне очень радостно, что я это попробовал, предчувствую, что захочется еще. Это такой вкусный пирожок, что, взяв однажды, обязательно захочешь взять еще один.
- Как вы нашли пьесу «Антон и шоу-бизнес»? Ведь это первый перевод и первая постановка пьесы в России. И вообще пьесы Джейн Мартин раньше не переводились на русский язык.
-Это долгая история, но ее стоит рассказать, потому что многие, кто принимал в ней участие, каким-то образом участвуют в рождении спектакля. Информацию об этой пьесе принес Анджей Бубень в бытность главным режиссером Театра на Васильевском. Он видел спектакль где-то на Западе, ему показалось, что пьеса забавная и в то же время в ней есть глубина. Анджей как режиссер более склонен к драме, нежели к комедии, тем не менее, он сказал, что если уж играть комедию, то он бы не отказался от этой пьесы. Завлит Наталья Дмитриева нашла ее на английском языке, и встал вопрос о переводе. Дали почитать мне как бывшему филологу, я начал читать и еще даже не окончив чтение, стал переводить, настолько пьеса показалась моей. Это мой первый опыт перевода прозы, работа заняла несколько месяцев, и в ее процессе я так прикипел к пьесе, что она просто стала моим детищем. Анджей до постановки так и не добрался. Когда Владимир Дмитриевич предложил сделать спектакль мне, по поводу пьесы у меня не было никаких сомнений. Но этот проект несет еще гуманитарную функцию, которая, мне кажется, в некотором смысле даже важнее итогового качества продукта, который мы готовим. Хотя я верю и буду делать все от меня зависящее, чтобы это было высокое качество. Я привлек к проекту замечательных актрис, которые в силу разных причин в последнее время не имели возможности полноценно работать на сцене. В театре всегда есть люди, которые очень хотят работать, которые достойны работы, которые, как я после своего радио, готовы схватить, как говорится, любую кость. И мне кажется, очень хорошо, что это получилась не кость, а настоящий полноценный кусок мяса! В пьесе восемь равноценных больших ролей. Мне кажется, многие театры могут быть заинтересованы в такой пьесе, поскольку в мировом репертуаре много мужских ролей и значительно меньше женских.
В центре пьесы история «трех сестер», то есть трех актрис, мечтающих сыграть чеховских героинь. Но мне представляется самой важной из них судьба Лизабет, потому что она впервые открывает двери в театр, и все, что происходит на сцене, проходит перед ее удивленным взором. И ей уже решать: любить ли этот прекрасный и ужасный мир, сможет ли она в нем жить… Поэтому в определенном смысле Лизабет - главный персонаж. Но если взять шире, то мне кажется, что главный герой этой истории – актер. Поэтому здесь сильная команда, у каждой актрисы есть крупный план и каждая в чем-то главная героиня. И если бы в итоге получился спектакль о театре, об актере в широком смысле, я был бы очень доволен.
В моих артистках так много энтузиазма, так много желания работать, они прямо светятся изнутри, и мне кажется, всё должно получиться. Хотя порой шучу, что потом напишу книгу по психологии актрис в процессе репетиции. Восемь актрис - это непросто! Сам себе не завидую…
- Ваш первый режиссерский опыт был в спектакле Романа Смирнова «Татуированная роза», где вы же играли и главную роль. В дальнейшем собираетесь играть роли в собственных спектаклях?
- Я просто не уверен, что такое совмещение возможно. Наверно, я действительно жаден до работы и сейчас мечтаю усидеть на двух стульях, хотя, признаться, это не так просто. После репетиции вечерний спектакль играешь уже по-другому, на пределе оставшихся сил. Но зато и по-другому с точки зрения содержания. То, что происходит днем на репетиции, вдруг как-то помогает вечером на спектакле… Что касается «Татуированной розы», я как режиссер больше занимался первым актом, еще до появления моего героя. И потом, я это говорю во всех интервью, из всех режиссеров, с кем довелось работалось, Роман Смирнов мне ближе всего по духу оказался, мы будто братья, простите за пафос, одинаково чувствовали, понимали друг друга с полуслова. Рома никогда не был постановщиком, он дает артистам некие маячки, ключевые точки, а уже от маячка к маячку ты идешь своим путем, поэтому для артиста широкое поле для творчества, свобода, для тебя главное прийти из точки А в точку Б. Он тебя поведет за руку, если нужно, но в его приемах нет жесткости, поэтому с ним одно наслаждение работать. Я очень надеюсь, что мы еще встретимся в работе. Мне кажется, главное в нашей профессии - это глубокое человеческое содержание, а количество профессиональных навыков это уже производное.
- В чеховских «Водевилях» ваш образ проходит через весь спектакль, скрепляя сквозное действие. В общем, тоже режиссерская функция…
- Да, наверно. Вспоминаю спектакль «Саранча», где я был такой созерцатель, посторонний, наверно, это моя жизненная функция. Немножко взгляд со стороны… Режиссеры, заметившие это мое качество, нередко его используют, а его трудно не заметить, оно ярко выражено. Звучит пафосно, но в каком-то смысле я часто бываю человеком от театра. Меня не смущает эта роль, я ее играю с удовольствием, для меня это большая честь. Поэтому мне кажется, что и в «Водевилях» мой герой - немножко человек со стороны. Хотя, признаюсь, мне нелегко выходить с монологом «О вреде табака» после водевиля «Предложение», после блестящих комических ролей Миши Николаева и Наташи Лыжиной. Такое ощущение, что половина зала сейчас думает: «Господи, было так смешно, ну чего этого-то зануду выпустили». Но ничего не поделаешь… Чехов бывает и таким – печальным, горьким.
- Сюжет комедии «Антон и шоу-бизнес» так или иначе вьется вокруг чеховских мотивов. Был ли какой-то эталонный для вас спектакль «Три сестры», который отраженным светом повлиял на вашу работу?
- Много лет назад видел спектакль в «Современнике», были положительные впечатления, но подробностей уже не помню. Очень нежно отнесся к спектаклю Спивака в Молодежном театре, но все же мне кажется, что это более жесткая пьеса. Мы ее пытались репетировать здесь с Ромой Смирновым, много говорили, обсуждали. Замысел не имел продолжения, но мы тогда поняли, что это жесткая история, и не такие уж они прекрасные эти девочки, да, несчастные, но не жертвы, поскольку сами во многом виноваты. Уже сейчас, когда репетировали «Антон и шоу-бизнес», я посмотрел спектакли Льва Додина и Льва Эренбурга. И тот, и другой показались доказательными. И в то же время Чехов как будто ускользает. Это, кстати, одна из тем нашей пьесы, героини которой говорят: «Мы будем играть Чехова, которого мы можем сыграть».
У нас в семье очень любили «Три сестры», мы трактовали пьесу в духе Станиславского – все грустно, изящно. Сейчас пересматриваю свой взгляд и думаю, что Чехов - это более смешно, жестко, парадоксально.
Как молодой режиссер, я бы пока не решился поставить «Три сестры». Мне кажется, современные игры с Чеховым, такие как, например, «Русское варенье», становятся даже немножко ближе к Чехову, чем сам Чехов. Его текст столько раз звучал, что превратился в информационный шум. В принципе, «Антон и шоу-бизнес» - это тоже игра с Чеховым, игра в Чехова… Ироничная, суровая и, надеюсь, смешная.

Представляем актрис спектакля «Антон и шоу-бизнес»

Юлия Костомарова. Закончила Свердловский театральный институт в 1989 г. В 1989-1992 гг. актриса Омского театра драмы. В 1992 г. актриса Мурманского театра Северного флота. С 10 сентября 1992 актриса театра Сатиры на Васильевском.
Принимала участие в таких заметных, этапных спектаклях театра как «Игра в любовь приводит к смерти» (по роману М. Арцыбашева Санин), где играла роль Карсавиной; в спектакле-концерте по песням Л. Утесова «А у нас есть тоже патефончик».
Играет две главные женские роли в искрометном водевиле «Любовь втроем», ставшем своеобразным талисманом Театра на Васильевском. Ей аплодировали зрители Петербурга и многих российских городов, куда театра выезжал на гастроли.
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» играет роли Первой актрисы и Кейт.

Инна Кошелева. Получила актерское образование в Воронежском Государственном институте искусств, где училась на курсе известного педагога и режиссера Владимира Бугрова.
После окончания института в 1989 г. Инна Кошелева была принята в труппу Рижского Молодежного театра (бывший Рижский ТЮЗ) под руководством Адольфа Шапиро. За четыре года работы на этой сцене молодая актриса сыграла около сорока ролей!
После скандального закрытия Рижского Молодежного театра в 1992 году, Инна Кошелева была приглашена на работу по контракту в американский театр "New Life Ministers" под руководством Грэга Галли в Северной Каролине. Спектакли с участием Инны Кошелевой, где она играла современную американскую девушку, прошли в 30 штатах. Театральная проект Г. Галли дал актрисе уникальную возможность пройти жесткую школу американского театра, шоу, здесь способности Кошелевой как синтетической актрисы получили блестящее развитие.
С 1994 г. И. Кошелева - актриса Санкт-Петербургского Театра Сатиры. Роли, сыгранные ею здесь - обаятельная плутоватая Пура в испанской комедии «Дом, где всё кувырком» Альваро Портеса, печальный, трогательный Голубой Клоун в спектакле "Пеппи - Длинныйчулок", возвышенная романтическая героиня "Театра мадемуазель Клерон" Ю. Кима, юная, но уже пережившая глубокую трагедию Даша в "Том этом свете" А. Казанцева, гордая свободолюбивая Людмила в "Вассе Железновой" М. Горького - разнообразны по характеру, внутренней направленности. Эти роли продемонстрировали своеобразие и оригинальность актерского дара, незаурядную музыкальную и вокальную одаренность актрисы. В 1995 г. Инна Кошелева получила "Малую Викторию" - приз телевизионного конкурса молодых актеров "Петербургский ангажемент".
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Инна Кошелева играет роль актрисы Кейси.

Наталья Круглова. Закончила Гуманитарный Университет профсоюзов (актриса драматического театра и кино) и Академию культуры в 1997 г. С 1997 года — актриса театра Сатиры на Васильевском.
Здесь сыграла множество разнообразных ролей, таких как: Регина (Г. Ибсен «Призраки»),Мариелла, Эстелла (Т. Уильямс «Татуированная роза»), Анна (Ю. Мисима «Мадам де Сад»), Вторая дама (Е. Шварц «Голый король»), Бульди (Л. Петрушевская «Я женюсь на Пугачевой»), Докторша (Я. Глэмбский «Курс лечения»).
Получила премию Санкт-Петербургского Союза Театральных Деятелей России за лучшую роль в детском спектакле «Дядя Федор, кот и пёс».
Снялась в ряде популярных сериалов. В том числе поставленных по произведениям ее мужа, известного журналиста Андрея Константинова.
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» играет роль актрисы, телезвезды Холли.

Наталья Лыжина. Закончила Воронежский институт искусств в 1995 г. и сразу была
принята в труппу Театра Сатиры на Васильевском. Здесь она сыграла множество ролей взрослого и детского репертуара. Наталья создала трагический образ Липочки в легендарном спектакле «Васса Железнова», образ обольстительной и умной Сюзанны в «Женитьбе Фигаро».
Одна из выдающихся работ Н. Лыжиной – заглавная роль в спектакле «Пеппи-Длинныйчулок», которую актриса играла со свойственным ей юмором и фантазией.
Среди других ролей: Сисси (А .Фугард «Там живут люди»); Матюрина (Ж.-Б.Мольер «Дон Жуан»); Регина (Г.Ибсен «Призраки»); Мели (Г.Фигейредо «Эзоп»); Дарья(Ф.Сологуб «Вертепъ» по роману «Мелкий бес»); Роза делла Роза (Т.Уильямс «Татуированная роза»); А, Ау (Л. Петрушевская «Я женюсь на Пугачевой!»); Джина (В. Аллен «Ночное путешествие»).

На телеканале «Петербург» вела игровую программу «Западня».
Талант универсальной лицедейки ярко проявился в одной из недавних работ – трагикомической роли Натальи Степановны в спектакле Анджея Бубеня «Водевили».
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Наталья Лыжина играет роли Бена, Джекки, Джо Боба.

Любовь Макеева. Актриса классической петербургской школы, ученица Льва Додина. Она одинаково уверенно выступает и в сложных драматических ролях, требующих мощной внутренней самоотдачи (Анна в «Вассе Железновой»), и в комедийных, требующих отточенного мастерства (Марселина из «Женитьбы Фигаро»), и в по-настоящему народных, фольклорных (Баба в Белом из спектакля «Закликухи»). С удовольствием играет забавных и веселых персонажей в детских спектаклях. Обладает выразительной пластикой и прекрасными вокальными данными. Незабываемый образ создала актриса в одном из лучших спектаклей театра – «Саранче» Биляны Срблянович в постановке Анджея Бубеня.
Среди других ролей: Мария (А.Портес «Дом, где всё кувырком»; Нищая, Елка, Монашка (драматический балет на музыку А.Шнитке «Петрушка»); Фрекен (А.Линдгрен «Пеппи – Длинныйчулок»); Мадам де Воланж (Ш.де Лакло «Опасные связи»); Шарлотта (Ж.-.Б.Мольер «Дон Жуан»); Марселина (П.-О. Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро»); Валуа (А.Арбузов «Мое загляденье»); Мать (М.Цветаева «Ариадна»); Клея
(Г. Фигейредо «Эзоп»); Джузефина (Т.Уильямс «Татуированная роза»);Гонерилья (У.Шекспир «Король Лир»).
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Любовь Макеева играет роли Ти-Энн, Андвинет, Дона Блаунта.

Елена Рахленко. Заслуженная артистка России. Окончила ЛГИТМиК (мастерская профессора Г.А.Товстоногова), много лет вместе с мужем, знаменитым артистом Владимиром Особиком, работала в Театре им. В.Ф.Комиссаржевской.
В 1992 г. Елена Рахленко пришла в труппу Театра на Васильевском, почти сразу сыграв ряд больших ролей: сваху Феклу Ивановну в «Женитьбе» Н.В.Гоголя, Стеффи в «Хэлло, мистер Такер!..» Н.Саймона, Мать в «Нашем Декамероне» Э.Радзинского, Марию в комедии «Дом, где всё кувырком» А.Портеса, Майю в спектакле «Тот этот свет» А.Казанцева, Герцогиню в «Театре мадемуазель Клерон» Ю.Кима.
Образы и характеры, созданные Еленой Рахленко, незабываемо женственны и изящны. Ироничной, умной, экстравагантной актрисе одинаково подвластны роли лирические и острохарактерные. Великолепные внешние данные сочетаются у нее с природной грацией и пластикой, высоким профессионализмом.
Рахленко – мастер перевоплощения, о чем свидедетельствует разнообразие сыгранных ею ролей: великолепная Вивиан из комедии П.Шено «Будьте здоровы!», прелестная графиня Розина в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро», обаятельная тетя Саша в ретро-мюзикле «Мое загляденье» по пьесе А. Арбузова, чопорная миссис Фишер в спектакле «Очарованный апрель» Т. Лины, лукавая Глафира Фирсовна в «Последней жертве», трогательная Аграфена Кондратьевна в «Банкроте», коварная мадам де Монтрей в пьесе «Мадам де Сад» Ю.Мисимы, эгоистичная и несчастная госпожа Петрович в «Саранче» Б. Срблянович… В ряд творческих удач встала и недавняя работа актрисы – няня Антоновна в спектакле «Дети солнца».
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Елена Рахленко играет роль Второй актрисы, и две мужские роли - Ральфа и Викевича.

Юлия Солохина. Пришла в труппу Театра Сатиры в 1991 г. и сразу же заняла свою нишу в репертуаре, сыграв в разнообразных спектаклях сложные, ключевые роли, такие как Женщина («Московские окна» Ю. Кима), Людмила («Тот этот свет» А. Казанцева), Наталья («Васса Железнова» М. Горького), Ирина Лавровна («Последняя жертва» А.Островского), Пепина («Татуированная роза» Т. Уильямса), Варвара («Вертепъ» по Ф. Сологубу)…
Вместе с К. Фроловым придумала новогоднюю сказку-игру «А Снеговик ничего не понял», уже много лет сохраняющую популярность у юных зрителей.
Ю. Солохина от роли к роли создает некий универсальный, всеобъемлющий образ Женщины, недаром одна из первых ее ролей так и именуется. В спектакле «Сказки женщин» по пьесе Маши Рыбкиной ее героиня тоже называлась просто – Она. Актриса играла возлюбленных, матерей, жен, сестер… В недавней премьере театра «Самая счастливая» актриса создает два женских образа – фельдшера Нюшки и продавщицы Зинки. Ее героини – подруги, их объединяет вера в мечту и надежда на любовь. Образы, казалось бы, более близкие зрительницам, вызывают понимание и горячее сочувствие не только у них, но и у мужской части зрительного зала.
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Юлия Солохина играет роль театрального критика Джои.

Ульяна Чекменева. Закончила Ярославский государственный театральный институт в 2000 г.
В 2001 году стала актрисой теара Сатиры на Васильевском. За четыре года работы в театре
сыграла около 10 ролей в спектаклях детского и взрослого репертуара. Ее можно назвать комической, гротесковой актрисой. Она умеет быть забавной клоунессой, смешной русской бабой, очаровательной сказочной принцессой, девчонкой-хулиганкой и т.п. Диапазон творческих возможностей У.Чекменевой очень широк. Удачей У. Чекменевой стала заглавная роль в спектакле «Пеппи-Длинныйчулок» А.Линдгрен. Актриса прекрасно работает с детьми в зале: они верят в то, что ей столько же лет, сколько им, и готовы плыть с ней на край света.
Ульяна Чекменева обладает отличной актерской техникой, замечательными вокальными данными, чувством ритма и выразительной пластикой, что подтвердили ее работы в спектаклях «Ариадна» и «Кентервиль». В недавней премьере театра – сказке «Кот в сапогах» Ульяна со свойственной ей сценической заразительностью и фантазией сыграла роль … Людоеда.
В спектакле «Антон и шоу-бизнес» Ульяна Чекменева играет роль актрисы Лизабет.