Чтобы помнили А ЖУРАВЛЬ ЛЕТИТ…

В 2014 году исполняется 70 лет со дня рождения заслуженного артиста России Александра Юрьевича Хочинского (29 февраля 1944 – 11 апреля 1998).
 
     Александр Хочинский родился в семье эстрадного певца Юрия Александровича Хочинского (1924—1948) и Людмилы Ивановны Красиковой, ведущей артистки Ленинградского ТЮЗа, однокурсницы Валентины Ковель и Анатолия Шведерского.  Окончил 222-ю ленинградскую школу — знаменитую в прошлом Петришуле, затем – студию при Ленинградском ТЮЗе и ЛГИТМиК.  Играл в Ленинградском ТЮЗе эпохи З.Я. Корогодского (более 60 ролей в спектаклях разных жанров — от сказок и современной драматургии до произведений отечественной и зарубежной классики), Театре Сатиры на Васильевском. С 1980-х годов много работал в антрепризах в Москве и Санкт-Петербурге. В 1994 году организовал театр «Глобус». Много снимался в кино.
Обладал прекрасными вокальными данными, пел и на сцене, и на экране; самой знаменитой в его исполнении стала песня Лёвки Демченко «Журавль по небу летит…» из кинофильма «Бумбараш» (композитор Владимир Дашкевич, поэт Юлий Ким; 1971). Исполнил песни на стихи Дениса Давыдова в фильме «Эскадрон гусар летучих» (1980).
Играл в фильмах «Когда святые маршируют», «Женщина, которая поет», «Странные мужчины Семеновой Екатерины», «По данным уголовного розыска» и других. В фильме «Генерал» сыграл роль Бориса Пастернака.
     Вспоминает народный артист России Николай Иванов: «Если мы были мальчишки с улицы, то он вырос в актерской семье, в доме, в котором бывало много интересных людей. Он получил замечательное воспитание, его вырастили интеллигентом. Поэтому он привлекал к себе всеобщее внимание… Корогодский долго не мог найти для Хочинского его нишу. Но эта ниша образовалась сама собой, и Хочинский сыграл очень много важных ролей, в том числе Бориса Годунова, Гамлета».
Постепенно Хочинский становится одним из ведущих актеров ТЮЗа. Пробует он себя и в режиссуре. В 1977 году вместе с Антониной Шурановой он ставит «Кошку, которая гуляла сама по себе» по Р. Киплингу. Сами же играют главные роли. Он – Дикого мужчину. Она – Дикую женщину.
Н. Иванов: «А началось все с «Кошки…» Там у них была семья – и она перешла в жизнь… На людях они были два влюбленных голубка. Это ощущалось, ловилось по взглядам. Он пел на сцене, и в какой-то момент ему нужно было посмотреть на Тоню – а она вся расцветала, растворяясь в том, что делает Саша. Это была семья двух умных, талантливых людей». 
     Сама Антонина Шуранова вспоминала: «И вот однажды так получилось, что я собрала сумку самых необходимых вещей и из своего семейного дома ушла к Саше в коммуналку. Это было решение обоюдное. Когда Саша мне признался, что давно уже на меня заглядывается, я просто обалдела: я ничего этого не видела! И только на репетиции «Гамлета», куда Саша вводился на главную роль вместо уехавшего в Москву Тараторкина, в тот момент, когда я по ходу действия пьесы его обняла и дотронулась до руки, меня словно пронзило: «Это он!» Вспыхнуло чувство к человеку, которого я знала много лет… А с приходом в Сашину коммуналку началась самая счастливая полоса моей жизни. Четырнадцать лет были знакомы, дружили, и только с 1976 года мы вместе. Я на семь лет его старше… Мы прожили на Васильевском с 1976-го по 1983-й год».
Жизни этих людей удивительным образом совпадали с жизнями экранными и сценическими. Шуранова – любящая, сдержанная и волевая, как ее Надежда фон Мекк в «Чайковском» или генеральша Войницева в «Неоконченной пьесе для механического пианино». Хочинский же веселый, безудержный, рисковый – таковы большинство его киногероев.
     Вспоминает историк Лев Лурье: «В 1986 году в жизни ТЮЗа произошла трагедия – по обвинению в гомосексуализме из театра выгоняют Зиновия Корогодского, выгоняют с волчьим билетом, без права заниматься любимой профессией. Театр осиротел, он начал разваливаться. Шуранова и Хочинский еще полтора года здесь работали, а потом вынуждены были уйти. Причем уйти в никуда. В Ленинграде не было ни одного театра, который согласился бы дать им хоть какую-то работу».
Таким театром впоследствии стал недавно созданный Театр Сатиры на Васильевском острове. В 1995 году художественный руководитель театра Владимир Словохотов приглашает Антонину Шуранову в труппу. Режиссер Ахмат Байрамкулов, ученик Корогодского, собирается ставить «Вассу Железнову» Горького. В заглавной роли он видит только Антонину Шуранову.
Когда Байрамкулов решается на постановку нового спектакля по пьесе Ибсена «Призраки», то в труппу приглашают и Александра Хочинского – на сложнейшую роль пастора Мандерса.
     Вспоминает Ахмат Байрамкулов: «Я перепробовал очень много артистов на эту роль и понял, что этот тяжеловесный текст Ибсена, эти огромные монологи может одолеть, опоэтизировать только Александр Юрьевич».
     В процессе репетиций рождался глубокий образ человека, который пытался прорваться сквозь стену всеобщей лжи из царства, где властвовали призраки прошлого и настоящего.  Александр Хочинский поднимался на новую художественную вершину. Главную женскую роль в спектакле играла Антонина Шуранова. Актерский дуэт Шурановой и Хочинского завораживал всех, кто был рядом. 
     Ахмат Байрамкулов: «Он играл потрясающе. Это был последний выход Александра Юрьевича на сцену. Мы даже похоронили его в костюме Пастора».
В молодости Хочинский сыграл в фильме «Когда мне будет 54 года». Это название оказалось пророческим. Артист умер 11 апреля 1998 года в возрасте 54 лет.
Друзья потом говорили: «Он в минуту очаровывал – и в ту же минуту уходил-ускользал. И может быть, именно в это ускользающее, летящее, неспокойное влюблялись режиссеры. Коллеги-артисты, зрители в театре и в кино, и те, кто всего лишь слышал его голос – за кадром, на радио…»
     Его голос покорял сердца, Хочинский был благородным рыцарем с гитарой. В сольных концертах и вместе с артистом Виктором Федоровым он пел песни Булата Окуджавы, Александра Городницкого, Новеллы Матвеевой, свои собственные.  Его концерты неизменно превращались в драматические спектакли, удивительно созвучные времени.
Хочинский был совершенно питерский человек. Недаром он создал спектакль «Оптимистические записки» по произведениям самого ленинградского драматурга Александра Володина.
     Ахмат Байрамкулов: «Я вспоминаю моноспектакль Саши Хочинского по рассказам Александра Володина. Как Володин обнимал его, выскочив на сцену!»

     Сам Хочинский рассказывал: «В мой моноспектакль потом подключился и сам Александр Моисеевич. Сначала он сидел в зрительном зале, а потом я приглашал, точнее – провоцировал его выйти на сцену. И на эстраде появлялись двое… Один из них автор – настоящий, подлинный, а второй – артист, который играет этого автора.  Володин всегда был непредсказуем…»
     В этом спектакли звучали песни на стихи А. Володина, музыку к которым написал Хочинский. Была там и такая песня:
 
Равенства не надо. Это лишнее.
 Умные, дорожите неравенством
 с глупцами.
 Честные, гордитесь неравенством
 с подлецами.
 Сливы, цените неравенство
 с вишнями.
 Города должны быть непохожи,
 как люди.
 Люди непохожи, как города.
 Свобода и братство.
 Равенства не будет.
 Никто. Никому. Не равен. Никогда.

Александр Хочинский был равен только самому себе.